0. Общие замечания

«Слово о полку Игореве» — это сравнительно небольшой текст, который породил обширную литературу, включающую исследовательские и комментирующие труды, художественные отклики и сопоставимые с ними по безграничности фантазии интерпретации. Особое место в этом объёме занимают переводы. «Слово…» здесь совершенно уникально. Если можно попробовать найти произведение русской литературы, которое бы поспорило с ним в количестве переводов на другие языки (репрезентативные для русской культуры за рубежом Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, А. П. Чехов имеют длительную и серьёзную переводческую традицию), то никакой другой текст столько раз не переводился на русский язык. Ни Exegi monumentum aere perennius (Hor. Od. III, XXX), ни Il pleure dans mon coeur… (Verlaine), ни сонеты или пьесы Шекспира, хотя и достаточное количество раз переводившиеся на русский язык, не могут быть даже поставлены рядом со «Словом…». Число переводов «Слова…» часто недооценивают. Так, несколько неубедительно звучат заявления некоторых современных поэтов, что они ознакомились со всеми переводами памятника. Сейчас в базе корпуса представлено более 90 переводов на современный русский язык и есть не менее трёх десятков текстов, которые по разным причинам пока не оцифрованы и не введены в корпус. Более того, есть все основания полагать, что в ближайшее время количество переводов будет увеличиваться: поэтический перевод «Слова…» превратился в особый жанр литературного упражнения, почти столь же традиционный, сколь и строгие стихотворные формы, вроде сонета или рондо, в которых пробует себя почти каждый пишущий стихи. Традиция перевода «Слова…» настолько сильна, что привлекает любителей словесности, зачастую далёких в своих профессиональных занятиях от чтения древних текстов, потому что связана в культуре с именами Жуковского, Деларю, Мея, Майкова, Бальмонта, Заболоцкого, Евтушенко. Если какой-то перевод не учитывает принятое исследователем чтение, он автоматически становится «неправильным» и, стало быть, требуется создание нового перевода. В отношении СПИ срабатывает формула «сколько интерпретаторов, столько и переводов», а перевод становится аргументом ad hominem в споре интерпретаторов.

Кроме того, разумеется, существует по меньшей мере около двухсот переводов на другие языки (причём среди переводчиков мы обнаруживаем ключевые для данной традиции фигуры: В.Набокова, Р. М. Рильке, Ю.Тувима, Ф.Супо, В.Ганки, И.Франко, Я.Купалы, Р.Нигмати). Нельзя не согласиться, что это внушительные цифры, за которыми стоит ряд филологических, издательских и читательских проблем, решить которые и призван данный корпус.

Текст «Слова…», из-за своей древности недоступный современному читателю непосредственно, существует в русской культуре сразу во многих переводах. Эту ситуацию принято называть поливариантным функционированием.

«Каждый перевод, сколь бы он ни был превосходен, проецирует многомерную сложность подлинника на плоскость, делает оригинал упрощённым и представляет его односторонне. Сопоставляя два или несколько переводов, читатель может получить как бы стереоскопическое изображение оригинала, увидеть его с разных сторон».

1. Концепция представления текстов в корпусе

1.1. Проблемы

Задача собрания переводов в одном месте довольно актуальна до сих пор, несмотря на то, что решать её пытались давно. Дело в том, что формат книги даёт для решения этой задачи очень ограниченные возможности. В общем, параллельное представление текста и перевода — вполне привычная эдиционная практика, не раз реализованная и в публикациях «Слова…». Но как расположить переводы в книге? Читателю удобнее всего иметь нужные тексты перед глазами, но определить, какие именно тексты и в каком порядке понадобятся, а какие окажутся лишними, заранее невозможно; статический же характер бумажного издания предопределяет, что этот выбор должен быть сформирован раз и навсегда. Неудобства для пользователя здесь очевидны. Вторая проблема в этом ряду — расположение текстов. Книжный формат даёт возможность предложить читателю для одновременного ознакомления два, максимум — четыре текста, которые размещаются слева и справа на развороте или втиснуты в две-три колонки (большего не позволит ширина страницы) на одном листе. Характерный пример можно найти в приложении к статье И. А. Пильщикова «Из истории русско-итальянских литературных связей: (Батюшков и Тассо)». Но, как уже отмечалось, в случае со СПИ количество переводов совсем другого порядка.

Разумеется, можно поместить другие переводы на следующих страницах, выдерживая линейную композицию книги. Именно так в большинстве случаев и поступают издатели. Но неудобство такой формы очевидно, кроме того простого соображения, что трудно представить себе объём издания, включающего хотя бы половину общего числа переводов. Владимир Набоков, устами своего героя, настаивавшего на параллельном чтении двух частей романа, предлагал, чтобы обойтись без хлопотного перелистывания назад-вперёд, либо разрезать книгу и скрепить вместе соответствующие страницы произведения, либо купить сразу два экземпляра, которые можно будет положить перед собой.

«I find it wise in such cases as this to eliminate the bother of back-and-forth leafings by either cutting out and clipping together the pages with the text of the thing, or, even more simply, purchasing two copies of the same work which can then be placed in adjacent positions on a comfortable table».

V. Nabokov “Pale Fire”

Весьма утомительно даже сопоставление одного текста и одного перевода на развороте, так как это требует от читателя постоянных усилий по поиску соответствий. Задача становится проще, если текст хорошо структурирован, как, например, в летописи, где существует естественное разбиение «по годам», но другие жанры не предоставляют такого удобства.

Сетевые публикаторы также предпринимают попытки сопоставительного расположения текста на странице, но их решения не выглядят удачными. Вот один из таких примеров с сайта Пензенского регионального центра интернет-образования.

Более пригоден для использования опыт, представленный на сайте Машинного фонда русского языка. В частности, вызывает симпатию решение названной выше проблемы установления соответствия между частями текста. Выполненный с помощью JavaScript код позволяет при нажатии ссылки перед фрагментом наглядно обозначить соотносимые части переводов, нельзя не отметить и удачности решения подсветки. Однако здесь мы снова сталкиваемся с представлением текста «в колонках», это ведёт к возможности сопоставлению только двух переводов, причём первый из них фиксирован. Сопоставление переводов К. Д. Бальмонта и М. Д. Деларю уже невозможно.

1.2. Решения

1.2.1. Строки вместо колонок

Во-первых, изменено направление представления текстов, которые расположены не в привычных колонках, а в строках. Соответствующие фрагменты текста, таким образом, оказываются друг под другом и дают пользователю полную и наглядную информацию о сходствах и различиях вариантов, переводческих вольностях, разнообразии трактовок. В большинстве случаев это приводит к появлению горизонтальной прокрутки экрана, но традиционные принципы HTML-вёрстки приходится приносить в жертву наглядности.

 

 

1.2.2. Динамический вывод текстов

Во-вторых, поскольку на экран теперь возможно вывести сколько угодно текстов, предусмотрена возможность их отбора самим пользователем. В соответствующей форме можно галочками отметить требуемые переводы и, таким образом, сформировать своего рода подкорпус. В случае если пользователь нажал на ввод, не отметив ни одного перевода, на экран будут выведены все имеющиеся в базе тексты. В виде блоков можно работать одновременно только с 6 переводами.

1.2.3. Разбиение на фрагменты

Текст СПИ не слишком велик, но всё же в горизонтальном представлении вывести его на экран целиком было бы не лучшим решением, так как создало бы пользователю значительные неудобства. Поэтому каждый перевод в корпусе разбит на 218 фрагментов («звеньев») в соответствии с членением «Слова…», предложенным Р. О. Якобсоном. На экран текст выводится по фрагментам, номер фрагмента можно задать в специальном поле в главной форме одновременно с выбором переводов. Предусмотрена возможность листать текст от фрагмента к фрагменту, сохраняя выбор переводов, то есть в рамках сформированного подкорпуса. Если в поле ввода номера фрагмента пользователь не ввёл ничего, система сообщит об ошибке. При вводе нечислового значения или значения не в диапазоне 1–218, система сообщит об ошибке. Допустим ввод как в виде «001», так и «01», и "1".

Нужно отметить, что многие западные переводы «Слова…» публикуются уже разбитыми на фрагменты именно таким образом. Это закономерно объясняется весом Якобсона в среде западных славистов, а в России предложенное им членение фактически стало стандартом благодаря авторитету А. А. Зализняка после выхода его книги о «Слове…»

1.2.4. Эталонный текст

Так как корпус параллельный (возможно, более корректным было бы неблагозвучное Корпус параллельных текстов-переводов «Слова о полку Игореве», которое мы сочли возможным упростить), то есть предназначен для сопоставления накопленных культурой текстов, в дополнение к выбранным пользователям переводам (а вернее, в качестве исходного пункта) система в любом случае выдаёт эталонный древнерусский текст. В качестве эталонного был избран текст, помещённый в Энциклопедии «Слова о полку Игореве». Такой выбор был сделан благодаря гармоническому учёту составителями Энциклопедии двух разнонаправленных тенденций в подходе к памятнику. С одной стороны, корпусу требовался вариант, максимально аккуратно (в рамках здравого смысла) воспроизводящий Первое издание, с другой, — избавленный от очевидных опечаток и признанных ошибок издателей в чтении древней рукописи. Характеризуя свой вариант составители Энциклопедии отмечают, что

в его основе текст издания 1800 г., в который внесено лишь минимальное число смысловых и буквенных исправлений: по преимуществу это исправления явных опечаток или недосмотра издателей. Иные чтения, имеющие различные толкования в науке, оставлены без изменений.

[Преамбула: Текст «Слова о полку Игореве»] // Энциклопедия «Слова о полку Игореве»: В 5 т. СПб., 1995. Т. 1. С. 8–16.

2. Состав и структура корпуса

Первоначально ресурс задумывался как средство хранения и представления в электронном виде только переводов СПИ. Однако довольно быстро стало ясно, что такая концепция нуждается в уточнении. Ресурс, располагающий переводами СПИ, но исключающий доступ к Екатерининской и Щукинской копиям, разным изданиям (среди которых Первое издание, разумеется, обладает особым статусом сверхважного источника) и реконструкциям памятника, выглядит обеднённым. Вполне логично, что серьёзного исследователя вряд ли мог удовлетворить единственный текст Энциклопедии, такой исследователь непременно захотел бы сравнить данные, представляемые другими релевантными источниками. Поэтому, несмотря на разногласия такого подхода с названием ресурса, было принято принципиальное решение о включении в корпус текстов Первого издания, транскрипций существующих списков памятника и наиболее авторитетных реконструкций древнего текста. В будущем, возможно, в корпусе появится и выровненная с остальными текстами прорисовка Екатериниской копии.

Но основным содержимым корпуса являются переводы на современный русский язык и другие языки. Помимо прочего разработчики убеждены, что именно форма этого корпуса является самым привлекательной для хранения оцифрованных текстов переводов.

3. Особенности представления текстов и интерфейс

3.1. Интерфейс

Для удобства пользователя в корпусе предусмотрен выбор выводимых на экран переводов, которые можно отметить галочками в соответствующей форме и тем самым сформировать своего рода подкорпус:

 

 

Сейчас тексты в меню корпуса распределены по четырём категориям: тексты и издания, переводы на современный русский язык, переводы на славянские языки, переводы на другие языки. Это деление, однако, чисто условное и не мешает вызвать сопоставление любого текста из одной категории с любым текстом из другой категории. В планах разработчиков также создание динамического меню, в котором пользователь мог бы выстраивать переводы по времени создания, в алфавитном порядке по фамилии переводчика и т.д. Порядок расположения переводов в форме свободный.

Наведение курсора на название перевода выводит всплывающую подсказку с указанием источника текста:

 

 

Эта же функция действует и на странице параллельного представления переводов.

Щелчок по названию перевода ведёт на страницу с отдельно представленным текстом. С помощью стрелок в конце каждого фрагмента можно перейти к параллельному виду.

 

 

С помощью соответствующих кнопок над и под списком переводов можно выделить все тексты, снять или обратить выделение, а также подсчитать количество выделенных переводов.

 

Как именно «Слово…» разбито на фрагменты, можно посмотреть на отдельной странице, и там же осуществить выбор требуемых переводов.

 

 

Закладка главного меню «Поиск» предлагает формы для поиска по древнерусскому тексту (в том случае, если пользователь не удовлетворится обычным Ctrl+f на этой или этой страницах) и по базе современных русских переводов.

В выдаче поиска по древнерусскому тексту можно увидеть не только подсвеченные формы найденного слова, но и соответствующую слову статью из «Словаря-справочника» памятника (пример).

 

Запрос к системе осуществляется методом GET. Его отличие от другого распространённого метода передачи данных (POST) в том, что программа, с помощью которой пользователь просматривает интернет-страницу (юзер-агент) генерирует уникальную ссылку, в которой закодированы все параметры запроса (при POST-запросе адресная строка браузера остаётся пустой), например, такого вида: [ссылка]. В нашем случае это язык интерфейса, идентификаторы выбранных переводов, номер фрагмента, необходимость выводить строковые разделители в тексте. По этой ссылке в любой момент можно вызвать именно то, что в данный момент пользователь видит на экране. Аналогичная технология используется во всех распространённых поисковых системах, в том числе Яндекс и Google, используется она и в Национальном корпусе русского языка. Ссылка позволяет сохранять найденную информацию и обмениваться ею с другими пользователями (в частности, через систему социальных закладок).

На странице выдачи существует специальная форма навигации, с помощью которой можно листать тексты от фрагмента к фрагменту (или перейти к заданному фрагменту, указав его номер), сохраняя при этом выбор переводов. Здесь же имеется строка со ссылкой на текущую страницу и ссылка, оформленная для вставки в HTML-код.

 

 

3.2. Особенности представления

«Вытянутые» в строку поэтические переводы также лишаются своего традиционного облика колонки, но такое фундаментальное свойство стихотворной речи, как деление на строки, в корпусе сохраняется, отмеченное специальным знаком, вертикальной чертой: "|". Строфы отграничиваются друг от друга двумя вертикальными чертами: «||». Деление на абзацы в прозаических переводах не оговаривается. Деление на логические части, предпринятое рядом переводчиков, также не учитывается, их названия опущены. Не воспроизводится пагинация Первого издания и Екатерининской копии: пользователь может обратиться к любому дипломатическому их воспроизведению. Пользователю также дана возможность по его желанию просматривать текст без символа "|", если граница стиха для него не важна, а вертикальная черта мешает восприятию.

В отдельных случаях — разумеется, это в большей степени касается поэтических переводов — адекватное разбиение тексты на фрагменты (которое представляет собой процесс выравнивания) представляет некоторые сложности. В основном, это случаи инверсии или исключения некоторого фрагмента переводчиком. В случае, если по причине инверсии эквивалентный эталону отрывок в переводе попадает в другой фрагмент, даётся ссылка на этот фрагмент «См. фрагмент n» и во всплывающей подсказке воспроизводится текст. Например, в переводе Н. А. Заболоцкого содержание фрагмента 86 оказалось внутри текста, относящегося к фрагменту 87. В соответствующей выдаче, таким образом, показывается надпись «См. фрагмент 87», а при наведении курсора на эту строку высвечивается текст, который было бы логично сопоставить с фрагментом 86: «И растет крамола меж князьями, И не видно от князей добра.»

В случае, когда в переводе отсутствует эквивалент выбранного фрагмента, в строке перевода выводится тройной прочерк: «– – –», как, например, во фрагменте 51 перевода С. В. Шервинского.

Отдельную сложность представляет обоснованная в своё время А. И. Соболевским и принятая в некоторых переводах перестановка отрывка «Тогда Игорь възрѣ на свѣтлое солнце … съ вами, русици, хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомь Дону» (соответствует фрагментам 8–14) дальше от начала, на границе 25 и 26 фрагментов. Сообразно с нуждами корпуса эта перестановка элиминируется, текст приводится в последовательности Первого издания, а место перестановки обозначается специальной пиктограммой.

 

 

Важным для идеологии проекта стало такое качество, как удобство для пользователя (то, что на жаргоне разработчиков называется «user friendly»). Именно оно зачастую оказывалось определяющим при выборе того или иного решения задачи. Открытый формат ресурса, его общедоступность через Интернет, с самого начала ставила разработчика перед тем, что в роли пользователя может оказаться вовсе не специалист-филолог, готовый к преодолению трудностей для получения нужной ему информации, а придирчивый посетитель, которому дополнительные усилия могут показаться излишними и отталкивающими.

Для некоторых текстов в базе корпуса сохранены примечания и разметка. Примечание появляется во всплывающей строке при наведении курсора на выделенный голубым цветом текст. Тем не менее, мы не ставили перед собой задачу аккумулировать все доступные комментарии, как это сделано, например, в Dartmouth Dante Project. Наши цели гораздо скромнее и касаются текста, а не метатекста. И всё же мы специально репродуцировали замечания А. А. Зализняка и А. В. Дыбо, так как, по нашему мнению, именно их здоровый скепсис, высочайший профессионализм и предпочтение оставаться на твёрдой почве фактов, а не пускаться в сомнительные предположения, способны уменьшить информационный шум вокруг «Слова…».

Расшифровка условных обозначений разметки А. А. Зализняка приводится на специальной странице.

Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» предназначен для историков языка и литературы, филологов широкого профиля, всех интересующихся русской словесностью. Кроме того, он может быть использован в курсах преподавания русского языка, переводоведения (а также аналогичных предметов) и русского языка как иностранного. Учитывая эту возможность, предусмотрен интерфейс на английском, немецком, хорватском и украинском языках.

4. История проекта

Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» действует с февраля 2007 года. Первая ссылка на него, как и многое первое в Рунете, появилась в сетевом дневнике Романа Лейбова 16 февраля 2007 года.

Существенные изменения в его наполнении и функциональности начались в сентябре 2007 года, с которого проект поддерживался научным коллективом в составе Б. В. Орехов, Е. А.  Слободян, М. С. Рыбина.

Новый этап в развитии проекта начался в мае 2008 года, когда стало известно о том, что Российский гуманитарный научный фонд поддержал развитие корпуса грантом № 08–04–12104в. За отчётный период в корпус добавлено 176 текстов на 40 языках.

Обновение дизайна корпуса и существенная переработка бэкенда состоялась через 10 лет после создания корпуса, в январе 2017 года.

Переводы, которых пока нет в корпусе, собраны на специальной странице.

 

С дозволенiя московской ценсуры