head
Филология
Philologia
Главная · Карта. Поиск · Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» · Поэтика Аристотеля · Personalia ·
· Семинар «Третье литературоведение» · «Диалог. Карнавал. Хронотоп» · Филологическая библиотека · Евразийские первоисточники ·
· «Назировский архив» · Лента филологических новостей · Аккадизатор · Транслитер · TeX · О слове «Невменандр» ·
Филология. Лингвистика. Литературоведение
К странице Рустема Вахитова

Рустем Вахитов — Вечный май

В мае 1968 года в Париже снова расцвели парадоксальные и давно уже там не виданные цветы баррикад. Призыв анархистского «Черного Интернационала» осуществить окончательный удар по капитализму вывел на улицы европейских и американских городов сотни и тысячи молодых людей — в основном студентов. И как это часто бывало в европейской истории, центром восстания стала столица Франции — город Робеспьера и коммунаров, художников и анархистов, нескончаемый революционный праздник, который не залить водометами полицейских, «водичкой» буржуазных печатных изданий и помоями теленовостей.

Парижские студенты захватили Сорбонну и организовали свой орган революционного правопорядка — «Оккупационный комитет автономной, народной Сорбонны». Одно из первых его воззваний объявляло, что восставшие — против модернизированного государственного авторитаризма во всех видах и им одинаково омерзительны и западные капиталисты — политики и банкиры, пьющие кровь трудящихся всех стран и советские партфункционеры-бюрократы, отъевшиеся предатели социализма. «Трепещите бюрократы! Скоро международная власть рабочих Советов выметет вас из-за столов! Человечество обретет счастье лишь тогда, когда последний бюрократ будет повешен на кишках последнего капиталиста!» — писали парижские революционеры в скандально знаменитой телеграмме, посланной ими в ЦК КПСС. Их лозунгами были — «Свободу воображению!», «Запрещено запрещать!», «Под асфальтом — трава!». Их кумиры — Маркс с его разоблачением капиталистической экономики, незаметно обкрадывающей пролетариев, Мао с его проектом «мировой деревни», противостоящей американистскому «мировому городу», Маркузе с его критикой нового, скрытого и мягкого, либерального тоталитаризма, превращающего граждан в послушных рабов не при помощи лагерей и гестапо, а посредством ТВ и рекламы.

Правительство генерала де Голля бросило на Сорбонну вертолеты и танки. Революция была растоптана, раздавлена и расстреляна. Революционеры — демонтированы и перепрограммированы на либеральных фабриках по манипуляции сознанием, так что из буйных леваков получились вполне респектабельные буржуа — политики, бизнесмены, юристы. Один из самых омерзительных примеров тому — современный министр иностранных дел ФРГ Йошко Фишер, сегодня — послушный исполнитель человеконенавистнических планов Вашингтона, а в молодости — близкий к «новым левым», громивший и клявший общество либерального фашизма. (теперь уже — после Югославии, Афганистана, Ирака — это выражение можно писать без кавычек, не прибегая к пространным объяснениям).

Буржуазная пресса любит погорланить по этому поводу — мол, борьба с капитализмом простительна для молодости — поры максимализма, а потом жизнь возьмет свое. Но я смею думать, что предательство Революции накладывает пятно позора на самого предателя, а вовсе не на Революцию…

Восстание, которое провалилось, просто еще не завершено. Капитализм сумел ассимилировать левацкий протест западных «шестидесятников», вписать его фрагментарно в свой, всепоглощающий дискурс, превратить бунт в шоу, услаждающее обывателя-буржуа. Теперь сюрреалистические символы революции анонимно фигурируют в коммерческой рекламе, глянцевито красуются на остриях фраз постмодернистских статеек… Но остались аналитические работы Маркузе, Ги Дебора, Ролана Барта, остался бунтарский дух, переплавившийся в контркультуру — музыку, поэзию, кино, нонконформистские протестные движения хиппи, панков, «зеленых», остались отзвуки баррикадных лозунгов, загнанные в бессознательное Запада и всей западнизированной «цивилизации» и оттого еще более опасные.

Дальше действовать будем мы. Глобальный капитализм раздувается как на дрожжах, поглощая все новые и новые страны и народы — и как гениально предвидел Маркс, его нынешняя бросающаяся в глаза мощь и станет тем фактором, который его похоронит. Видимо, мы снова превратились в «слабое звено» в цепи мирового империализма, как говорил о России 100 лет тому назад Ленин. А значит, нам снова предстоит разорвать эту цепь и освободить себя и весь Третий Мир от американистского, неоколониального гнета, дать возможность развиваться всем культурам и цивилизациям самостоятельно, без «общечеловеческой», универсалистской указки из Вашингтона, а нам самим — возродить величие России, евразийскую державную ширь и цивилизационную сакральную вертикаль, наш поверженный, но не погибший Третий Рим.

Революция не кончилась и не кончится — она впереди и она всегда и везде, потому что только через революцию — тотальное обновление и новое рождение появляется все на свете — люди и стихи, государства и философии. А значит, вокруг нас — цветение и буйство красок, живая зелень и синяя высь, Вечный Май 1968-го!