За какого Сталина голосуют в Интернете?
head
Филология
Philologia
Главная · Карта. Поиск · Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» · Поэтика Аристотеля · Personalia ·
· Семинар «Третье литературоведение» · «Диалог. Карнавал. Хронотоп» · Филологическая библиотека · Евразийские первоисточники ·
· «Назировский архив» · Лента филологических новостей · Аккадизатор · Транслитер · TeX · О слове «Невменандр» ·
Филология. Лингвистика. Литературоведение
К странице Рустема Вахитова

За какого Сталина голосуют в Интернете?

За какого Сталина голосуют в Интернете?


1.

Голосование в рамках сетевого проекта «Имя России», что бы там ни говорила администрация сайта и устроители конкурса, показало, что Иосиф Виссарионович Сталин пользуется немалой популярностью в постсоветсткой России, в которой антисталинизм является необходимой составляющей официальной, государственной идеологии, усиленно навязываемой всеми средствами — от программ государственного ТВ до школьных учебников по истории Отечества. И «происки «красных хакеров», которые якобы придумали программу-вирус, подающую голоса за Сталина, как утверждает администрация сайта «Имя России», здесь ни при чем. 5 марта — в годовщину смерти И. В. Сталина по «Радио России» уже объявлялись результаты опроса социологов, которые также показали, что большинство россиян, признавая отдельные ошибки Сталина, считают, что в целом он внес положительный вклад в нашу историю. Так что проект «Имя России» отразил реальный факт «сталинистского ренессанса в России». Удивляться этому могут только наши либералы, которые, выражаясь словами нелюбимого ими деятеля, «страшно далеки от народа» и не видят очевидного: магазины завалены книгами, представляющими Сталина как спасителя Отечества, из Интернета ежедневно миллионы пользователей «скачивают» песни сталинской эпохи, прославляющие вождя, книги Сталина и журналы его времени продаются спекулянтами за огромные деньги и отбоя от покупателей нет… Если бы наше телевидение хоть частично отражало мнение народа, то и по центральным каналам ТВ давно бы транслировались не убогие поделки типа «Сталин. Лайв» и псевдоисторические экскурсы Сванидзе и Радзинского, а восторженные фильмы и передачи о Сталине. Но, как известно, наше телевидение уже два десятилетия находится в руках небольшой группировки одиозных и всем уже порядком надоевших пропагандистов либеральных западнических ценностей, которые невзирая на перемены общественного сознания самозабвенно, никого кроме себя, любимых не слыша, талдычат перестроенные бредни о «кремлевском тиране» и «миллионах невинно убиенных»…

Либералы осознав сей факт популярности Сталина в народе несмотря на двадцать лет истеричной антисталинской пропаганды, приходят в ужас, патриоты, напротив, не нарадуются. Казалось бы и мне, как представителю патриотического лагеря, нужно бы присоединиться к общему ликованию моих единомышленников. Но мне все же кажется, что это тот случай, когда нелишне вспомнить слова философа Б. Спинозы, который советовал не плакать, не смеяться, а понимать. В частности, мне не дает покоя вопрос: за какого Сталина отдали свои голоса российские пользователи Интернета?


2.

Дело в том, что в настоящее время в российском общественном сознании бытует несколько образов Сталина. Первый — это образ Сталина как злого гения российской истории, всесильного и безжалостного монстра, который убивал миллионы людей просто потому, что находил в этом особое патологическое удовлетворение. Образ этот создан, как уже говорилось, нашими либералами, которые громоздят миф на мифе, один нелепее другого, кажется, стремясь переплюнуть друг друга в фальсификации истории, демонизации И. В. Сталина и его окружения. И количество жертв Гулага у них переваливает за два десятка миллионов, и Сталин у них виновен и в смертях Ленина, Крупской, Горького, Кирова, и в самоубийстве своей жены Н. Аллилуевой, и в голоде на Украине, и в перегибах коллективизации, и в результатах деятельности провинциальных органов НКВД и даже в приходе к власти Гитлера и в начале второй мировой войны… Разве что не додумались обвинить Сталина в природных катаклизмах — засухах, неурожаях, землетрясениях. Впрочем, не удивлюсь, если найдется новомодный «историк», который станет «доказывать», что Сталин был … членом тайной организации «черных магов», и засуху на Украине, вызвавшую голод, якобы спровоцировал именно он своими магическими заклинаниями…

Это конечно, гротеск, который призван показать нелепость современной антисталинской пропаганды, но при этом он обнажает ее основную тенденцию. Одиозный либеральный образ Сталина представляет собой, по меткому замечанию В. В. Кожинова, вывернутый наизнанку исторический «светлый культ личности» И.В. Сталина, возникший на волне народного восхищения успехами Советской власти и ставший официальной идеологией в СССР второй половины 1940-х — начала 1950-х. Как тот, так и другой видят в И. В. Сталине не человека, который, несмотря на свою одаренность, как и все смертные, был ограничен объективными условиями и тенденциями определенной исторической ситуации, а практически сверхъестественное существо, которое одним мановением руки изменяет ход исторического развития целых народов, которое ответственно за все и вся, происходящее в его государстве. Только если исторический «светлый культ» приписывал Сталину все достижения советского государства и общества, имевшиеся в период его правления, все негативное относя на счет его врагов, темный культ личности приписывает Сталину все просчеты и ошибки, а также вообще весь негатив эпохи 1930–1950-х г.г., обеляя его врагов. Перед нами один и тот же штамп, который вульгаризирует, упрощает реальный внутренне противоречивый и неоднозначный исторический процесс, сводит его к противостоянию двух «богов», только оценки их в картине мира сталинистов и антисталинистов меняются на противоположные.

Наши либералы любят представлять себя как просвещенных, рационально мыслящих людей, свободных от штампов советской пропаганды, а своих оппонентов — патриотов рисовать как замшелых, отставших от жизни, увязших в советском прошлом догматиков. Увы, боюсь, в реальности все обстоит диаметрально противоположным образом. Именно либералы продолжают бездумно повторять вывернутые наизнанку штампы пропаганды пятидесятилетней давности, и именно лагерь патриотов в 1990-х — 2000— х годах выдвинул из своих рядов целую когорту блестящих, глубоких, высокопрофессиональных публицистов, историков, политологов (В. Кожинов, С. Кара-Мурза, И. Пыхалов, Ю. Жуков, А. Елисеев и др.), которые сумели развеять мифы либеральной пропаганды и реконструировать образ реального исторического Сталина. Основываясь на архивных данных они убедительно доказали беспочвенность утверждений либералов о десятках миллионов погибших в сталинских лагерях и о «паранойе» Сталина как причине процессов против оппозиции. В их книгах была реконструирована реальная политическая ситуация 1930-х годов, где столкнулись различные партийные группировки, по разному видящие путь развития СССР, причем, Сталину — стороннику укрепления и мирного развития советского государства противостояли романтики мировой революции, готовые ради авантюры экспорта революции погубить СССР. При этом, как доказали историки-патриоты, противники Сталина по внутрипартийной борьбе 1930-х годов — Бухарин, Зиновьев, Каменев, Тухачевский и, наконец, Троцкий вовсе не были «смиренными ангцами», которых «бесчеловечный тиран» обрек на безвинную смерть. Все они были хладнокровными фанатиками, которые еще в годы гражданской войны проявили себя как чрезвычайно жестокие политики, склонные игнорировать принципы любой даже революционной законности. Не приходится сомневаться, что эти оппозиционеры в 1930-е годы намерены были бороться за власть вовсе не конституционными методами. Напротив, имеются надежные исторические свидетельства, которые однозначно указывают, что действительно существовало антисталинское подполье, которое действительно пыталось вести диверсионную и террористическую деятельность, приветствуемую Троцким из-за рубежа. Возможно, размеры этой оппозиционной и террористической деятельности были преувеличены официальным обвинением во время знаменитых процессов 1930-х годов, исходя из желания очернить и опорочить оппозиционеров, но отрицать саму эту деятельность невозможно. Существуют исторические документы, доказывающие, что непосредственно Каменев, Зиновьев и Троцкий призывали своих сторонников к физическому устранению Сталина и его ближайших соратников, а также что среди рядовых оппозиционеров было немало откровенных сторонников индивидуального террора.

Конечно, Сталин тоже не был филантропом и святым, конечно, он, как и всякий реальный политик мог быть и коварным, и жестким, конечно, в ходе разгрома антисталинской оппозиции зачастую страдали невинные люди, и правда приправлялась пропагандистской ложью … Но все же прав В. В. Кожинов в том, что Сталин, как бы парадоксально это ни прозвучало для либералов, был наиболее умеренным среди лидеров партии 1930-х годов, схватившихся друг с другом в смертельной схватке за власть.


3.

Если бы пользователи Интернета, голосуя на сайте «Имя России» за Сталина имели в виду образ реального Сталина, который встает со страниц книг Кожинова, Кара-Мурзы, Жукова, то тогда, безусловно, можно было бы только порадоваться. Но, боюсь, это не так. Пользователи Интернета — в основном молодежная аудитория. Пенсионеры, которых либералы до сих пор считают главной опорой коммунистов (в чем опять сказывается их незнание жизни, потому что немалое количество пенсионеров сегодня — опора партий власти) компьютерной грамотой не владеют и пользователями Интернета не являются. За Сталина на «Имени России», как это, кстати, показали и выкладки социологов, голосовали преимущественно представители поколения, которое выросло в ельцинскую эпоху и которое со школьной скамьи впитывало байки либералов о жестоком тиране Сталине, уничтожавшем по своей прихоти миллионы безвинных. Как показывает мой личный опыт общения с представителями этого поколения (а он у меня немалый, поскольку всю свою трудовую жизнь я преподаю в вузе), инстинктивно протестуя против лжи либерального официоза, они в большинстве своем не утруждают себя серьезными попытками найти историческую истину, разобраться в движущих силах исторического процесса, понять специфику мировоззрения революционных и послереволюционных поколений. Не утруждают они себя и внимательным вдумчивым чтением книг идеологов оппозиции, зачастую зная о них из «вторых рук». Современные молодые люди, так же, как некогда шестидесятники, превратившиеся вдруг из сталинистов в антисталинистов после ХХ съезда, идут по пути наименьшего сопротивления, берут уже готовый штамп и меняют в нем плюс на минус. Сталин, которого почитают современные молодые «неостлинисты» — это вовсе не реальный, исторический Сталин — умеренный и осторожный политик эпохи, когда революция начинает «пожирать своих детей». Нет, их Сталин — это вывернутый наизнанку одиозный либеральный образ Сталина. Молодые адепты неосталинистского ренессанса в точности повторяют либеральные бредни о том, что Сталин погубил десятки, а то и сотню с лишним миллионов людей, что полстраны сидело в лагерях, что Сталин несет ответственность за голод на Украине, за все действия НКВД…. Но при этом все это они считают вполне приемлемой платой за индустриальный рост и победу над фашизмом…

Нельзя не заметить, что большую роль в таком восприятии Сталина сыграли упадок нравственности и откровенная девальвация человеческой жизни, которыми сопровождались либеральные реформы 1990-х. Либералы эпохи перестройки, раскручивавшие тему «сталинских репрессий», обращались к среднему советскому гражданину, который жил в чрезвычайно спокойной стране с феноменально низким уровнем преступности, несравнимым с аналогичными западноевропейскими и американскими показателями. Советский человек 1980-х не только редко сталкивался с насилием в реальной жизни, но и никогда не видел боевиков, фильмов ужасов и прочих прелестей голливудской «фабрики грез». В результате этого он обладал здоровыми нравственными ценностями, массовые убийства вызывали у него не восторг, а отвращение и на этом и играли либеральные пропагандисты, приписывая Сталину феноменальную жестокость.

В эпоху 1990-х все изменилось. Сами либералы, пришедшие к власти и начавшие «шоковую терапию», проявили вопиюще безразличие к страданиям народа, прежде всего, наиболее незащищенных его слоев: пенсионеров, инвалидов, детей. Практически официальной философией реформаторов стал оголтелый социал-дарвинизм, суть которого была в том, что тот, кто не смог приспособиться к жизни в условиях «дикого рынка», тот «совок», которому по замыслу архитекторов «новой демократической России» в ней не место. Самые одиозные либерал-реформаторы вроде А.Б. Чубайса в 1990-е годы с редкостным цинизмом отзывались о большинстве населения страны, в которой они правили; до сих пор все помнят слова Чубайса о том, что если вымрут 30 миллионов пенсионеров, то будет только лучше, потому что уменьшится электорат Зюганова. Теперь уже достоверно известно, что такое отношение ко множеству граждан России, граничащее с геноцидом, было заложено в парадигму «шоковой терапии». Реформаторы фактически планировали резкое ухудшение благосостояние и здоровья и даже уменьшение численности населения России в ходе реформ и видели в этом «приемлемую плату» за построение «цивилизованного капитализма». В условиях когда само правительство проявляет абсолютное равнодушие к судьбе и жизням граждан, подобные настроения распространяются и в обществе. Достаточно указать на популярность в России 1990-х, да и в нынешней России американских боевиков, где герои, не зная жалости, убивают противников десятками и сотнями, причем, предполагаемой реакцией зрителя на это является восхищение, а не ужас. То же самое, а может, даже еще больший цинизм (ведь в американских боевиках добро все же побеждает, хотя оно и обязательно с кулаками, измазанными кровью) мы видим и в «чернушных» постсоветских фильмах, которые вообще рисуют совершено беспросветную жизнь, построенную на насилии, бескультурье и алчности. Естественно, молодым людям, чья юность пришлась на постсоветскую эпоху, уже не леденят кровь рассказы Волкогонова и Радзинского о «кровавом злодее Сталине». После того, что либералы сделали с Россией возмущение этих самых либералов «кровавыми» сталинскими репрессиями стало выглядеть как лицемерие. Более того, сравнение либералов со Сталиным далеко не в пользу последних. Даже если поверить в фальсификации, трубящие о сотне миллионов жертв, то приходится все равно признать: в результате правления Сталина Россия стала только сильнее. Из России с сохой она превратилась в Россию с атомной бомбой, из державы, потерпевшей бесславное поражение от императора Японии и кайзера Германии — в победительницу Германии, Италии и Японии. Чего явно не скажешь о результатах правления Ельцина и Гайдара…

Итак, современные молодые люди, выросшие на образах героев Сталлоне и Шварценеггера, которые добиваются справедливости максимально жестоким способом, с убийствами множества людей, взрывами автомобилей и поджогами домов, вовсе не пугаются образа Сталина, который рисует им либеральная антисталинская пропаганда твердящая, что все победы СССР были достигнуты за счет гор трупов. В глазах этих людей жестокость этого «антисталинистского Сталина» наоборот делает его супергероем… Отсюда и сталинистские сайты в Интернете, и футболки с изображением Сталина и голосование на «Имени России»


4.

Мне, считающему Сталина одним из великих исторических деятелей России, фактически спасшим страну от гибели в огне космополитического эксперимента, такое восприятие Сталина среди многочисленных молодых неосталинистов представляется злом. И не только потому, что это — очередная фальсификация истории, только прикрытая одобрением деятельности И. В. Сталина. Мне еще страшно за страну, в которой через десять-пятнадцать лет придет к власти поколение, которое считает, что добиваться своих целей, пусть даже они такие благие, как усиление государства и национальной безопасности, можно не считаясь ни с какими потерями. Можно себе представить, что будет с их оппонентами, когда у них в руках окажется политическая власть и контроль над репрессивными органами. Если в результате этого страна погрузится в хаос, то виноваты в этом будут не столько они, но и те либеральные пропагандисты, которые в своей время, когда будущие правители сидели на школьной скамье, всячески препятствовали выработке объективного взгляда на эпоху Сталина, подменяя честный поиск исторической правды идеологическим кликушеством о тиране и его жертвах.

Еще не поздно попытаться что-либо исправить. Но для этого нужна политическая воля нынешних руководителей крупных СМИ, изменение самой официальной идеологии, отношения власть имущих к прошлому. Но вряд ли они на это способны.


Рустем ВАХИТОВ

6