head
Филология
Philologia
Главная · Карта. Поиск · Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» · Поэтика Аристотеля · Personalia ·
· Семинар «Третье литературоведение» · «Диалог. Карнавал. Хронотоп» · Филологическая библиотека · Евразийские первоисточники ·
· «Назировский архив» · Лента филологических новостей · Аккадизатор · Транслитер · TeX · О слове «Невменандр» ·
Филология. Лингвистика. Литературоведение
К странице Рустема Вахитова

Рустем Вахитов — Терроризм с человеческим лицом (о фильме Фолькера Шлендорфа «Легенды Риты»)

Мы живем в эпоху демонизации терроризма. Террорист современными СМИ, а также армией модных писателей, политологов, социологов представляется не человеком со своими особенностями характера, своими обидами, своими взглядами, пускай и неверными, отнюдь, доминирующий образ террориста — некий маньяк, совершающий убийства ради убийств, не знающий жалости и понимания, фактически, существо иррациональное, не-человек…

Ясно, что это крайне выгодно современному политическому истэблишменту плутократических стран, который давно превратил и терроризм в инструмент управления обществом спектакля, в удобный рычаг, нажатие на который легко дает народную поддержку любых военных операций, снижение госрасходов на здравоохранение, медицину и образование и широкие субсудии в армию и в политическую полицию, зажим гражданских свобод… Нужно только, чтоб зомбированные телеголовами постиндустриальные массы верили, что «террористы — это те, кому не нравится свободный мир и наши идеи в силу ублюдочности самих террористов», и что «их не нужно понимать — их нужно уничтожать». Но вот парадокс — именно такой подход способствует неуклонному росту терроризма в так называемых «цивилизованных странах», то есть в метрополии глобального капитализма. Чем больше СМИ будут мифологизировать и демонизировать терроризм, чем больше народы будут идти у них на поводу и давать карт-бланши Джорджам и Тони на новые нефтяные войны, тем больше будет рушиться башен и взрываться автомобилей…

Фильм Фолькера Шлендорфа «Легенды Риты», если учитывать всю эту пропагандистскую вакханалию вокруг терроризма — фактически вызов этой медиа-политике. Нужно в наши дни обладать недюжинной смелостью, чтобы показать «человеческое лицо терроризма», то есть внутренний мир террориста, его надежды и мечты, его веру и его убеждения, показать его как человека… В современном кино по рангу людей пока что проходили только респектабельные буржуа, абсолютно лояльные к Системе… Правда, Шлендорф снял «Легенды Риты» еще до Бен Ладена и двух башен и повествуется в фильме не о ваххабитах и талибах, а о левых радикалах типа «Фракции Красной армии» и «Красных бригад», но все же суть от этого не меняется.

Сюжет фильма прост. Рита Фогт, молодая девушка из Западной Германии, вступает в левотеррористическую организацию и участвует в нападении на банк и в освобождении из тюрьмы своего товарища, которое сопровождалось убийством адвоката. Она с друзьями скрывается от полиции ФРГ во Франции, но недолго: убийство полицейского превращает ее в преступницу, разыскиваемую Интерполом по всем странам Европы. Остается лишь один спасительный выход — «другая Германия», страна победившего социализма, немецкое государство рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции — Deutsche Demokratische Republik… «Штази» помогает Рите обзавестись «легендой» — фальшивой биографией и устроиться работницей на предприятие. Риту, влюбленную в идеалы социализма, поражает, что здесь, где социализм — официальная идеология, мало кто в него всерьез верит. Восточные немцы пользуются всеми благами «общества-семьи» — посылают своих детей в бесплатные пионерлагеря, бесплатно учатся в школах и вузах и при этом … с вожделением посматривают на Запад с его показным изобилием… Риту воспринимают как сумасшедшую, когда она искреннее говорит о страданиях людей в третьем мире, для которых собирает деньги их комсомольская ячейка… А вскоре Риту «разоблачают». Жители ГДР, естественно, смотрят тайком телевидение ФРГ. Одна из сотрудниц Риты увидела там сообщение о известной западногерманской террористке и фото… Героические времена Тельмана и его соратников давно уже прошли. Большинство жителей ГДР, несмотря на показную верность делу революции, воспринимает революционеров так же, как и обыватели ФРГ — как опасных смутьянов и безумцев. Рита вынуждена бежать из города и сменить имя и биографию.

Теперь она занимается, как теперь принято говорить, социальной работой. Грамоты от начальства, тихая, уютная жизнь, пионерлагерь на Балтийском море. Да еще появился любимый человек — комсомольский функционер, мечтающий о стажировке в СССР — метрополии Восточного блока. Все рушится с началом перестройки с кампанией по «объединению двух Германий» (этим эвфемизмом до сих пор называют поглощение ФРГ ГДР, победу запада над востоком на немецкой земле). Левые террористы видятся восточногерманским обывателям как исчадия ада. Генералы штази, занимавшиеся борьбой с врагами социализма, наперебой стремятся выдавать Западу секреты, агентуру своих разведок, в надежде, что там оценят, заплатят (как потом оказалось, надежда эта была тщетной; в отличии от постсоветского пространства, на пространстве бывшей социалистической Восточной Германии перевертыши-партократы оказались не в креслах президентов и магнатов, а на тюремной скамье, и это отрадно, жаль только, что вместе с ними пострадали и в гораздо большей мере честные коммунисты). Арестовывают подругу Риты, которая тоже скрывалась в ГДР. Угроза разоблачения нависла и над ней самой. Ее любимый бросает ее, узнав об ее террористическом прошлом, он хоть и имеет в кармане красный партбилет, но по сути мало чем отличается от западногерманских бюргеров. Ее сотрудники, детей которых она столько лет возила на летний отдых, скоро сделают то же самое, это видно из их реплик и комментариев. Рита в порыве бессильного негодования кричит в лица сотрудницам, вздыхающим о западном изобилии после падения Стены — ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ, ЧТО ТАКОЕ КАПИТАЛИЗМ! ВЫ НЕ ЖИЛИ ПРИ НЕМ! У ВАС БУДУТ ДЖИНСЫ, НО НЕ БУДЕТ ЗАДНИЦЫ, НА КОТОРУЮ ИХ МОЖНО НАДЕТЬ!

Эти слова — своеобразный эпиграф, а может и эпитафия перестроечным мечтам о светлом будущем капитализма и демократии. Легко представить нынешнюю судьбу этих обозленных на социализм сотрудниц Риты. Безработица, нехватка денег на самое необходимое. Учеба детей, отдых на Балтийском море, детские спортивные секции — все это уже из сферы ностальгического прошлого, в которое почти не верится… Все это было при Хонеккере, когда еще не пришли эти наглые «веси» и не заняли их рабочие места…

А что же с Ритой? Она гибнет, как и полагается террористу. Ведь террорист не только несет смерть своим врагам, или тем, кого он таковыми считает, террорист человек обреченный, он готов к смерти. Это-то больше всего и пугает обывателя. «Что случилось с Западом? — воскликнул философ-неомарксист Славой Жижек после 9.1.1 — наибольшее, что удивило людей Запада — то, что террористы были готовы расстаться с жизнью, ради идеи, ради своей веры! Неужели на Западе уже нет людей, которые понимают это, которые и сами готовы умереть за свои идеалы?». Молчание СМИ в ответ на этот искрений возглас философа говорит само за себя. На Западе, а затем и на Востоке победил его ничтожество обыватель. Можно называть это общество как угодно — «общество Спектакля», «Система», «либеральный нетеррористический тоталитаризм», но суть не меняется.

Обыватель — да простит меня лобастый и бородатый призрак! — не имеет Отечества. Обывателю все равно какие высокие слова произносить в нужный момент и в нужном месте — про социализм или про демократию, про мировую революцию или про открытое общество. Впрочем, есть некоторое отличие ситуации Западной Европы от Восточной: западный обыватель меньше уверен в своем будущем. Может разразиться кризис, его вышвырнут с работы, ему нечем будет оплачивать учебу сына и медицинскую страховку матери, его запишут в неудачники, его перестанут звать в приличное общество… О ужас! А обывателей социалистический защищен со всех сторон и от этого он нагл, самоуверен и … ненавидит то самое общество, которое его вскормило и охраняет от бед. Его нельзя выгнать с работы, как бы плохо он не трудился, ему и его детям гарантированы бесплатное образование, бесплатная медицина. Но он все это, оплаченное кровью предыдущих поколений антиобывателей-революционеров, таких как Рита Фогт, воспринимает как само собой разумеющееся. Ему, представляете, мало! Ему еще подавай порнографию по ТВ, свободу слова и собраний, чтобы щекотать нервишки драками в парламенте или лицезрением гениталий Чичолины. Он не понимает, да и не хочет понимать, что достоинства того или иного общества связаны с определенными ограничениями. Скажем, общество традиционное воспринимает себя как семью и отсюда забота обо всех, даже «паршивых овцах» этого общества. Но именно поэтому в таком обществе власть авторитарна, то есть основана на авторитете, как и должно быть в семье, а не на явной и откровенной конкуренции, как в обществе-рынке. Но нет, обывателю подавай, чтобы брови как у Иван Ивановича, а рот как у Иван Никифоровича!

Что ж, обыватель будет наказан, он уже наказан. Но от этого как-то не радостно…

Рустем Вахитов