head
Филология
Philologia
Главная · Карта. Поиск · Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» · Поэтика Аристотеля · Personalia ·
· Семинар «Третье литературоведение» · «Диалог. Карнавал. Хронотоп» · Филологическая библиотека · Евразийские первоисточники ·
· «Назировский архив» · Лента филологических новостей · Аккадизатор · Транслитер · TeX · О слове «Невменандр» ·
Филология. Лингвистика. Литературоведение
К странице Рустема Вахитова

Рустем Вахитов — Существует ли свобода слова в современной России?

Многие россияне сегодня утешают себя тем, что хоть «демократия» и принесла развал промышленности, науки и культуры разгул преступности, зависимость страны от иностранных держав, но зато теперь у нас — свобода слова. Но не есть ли это очередной миф, которым власть придержащие убаюкивают наше сознание и добиваются лояльности?

Начнем с того, что принцип свободы слова предполагает возможность для каждого гражданина получать объективную информацию из СМИ, а также быть ознакомленным с разными точками зрения и беспрепятственно выбирать между ними. Из этого ясно, что одной юридической декларации свободы слова недостаточно, нужен еще работающий механизм ее реализации. Если, допустим, Конституция такую свободу гарантирует, но для большинства граждан доступны лишь проправительственные СМИ, то свобода слова превращается в фикцию. Но, похоже, так и обстоит дело при нашей «демократии». Конечно, в современной России существует множество газет, журналов, самой разной, порой противоположной политической направленности, но тиражи большинства из них — мизерны (тираж журнала «Юность», например, в советские времена доходивший до 1 миллиона экземпляров, теперь — 19 тысяч), так что за пределами Москвы, в провинции их практически невозможно достать, многие из россиян уже не знают даже их названий. Выписать же их по подписке тоже нереально, это в «страшные тоталитарные времена» практически каждая семья без ощутимого ущерба для ее бюджета имела возможность выписывать три-четыре газеты и два-три толстых журнала, теперь же и специалисты не могут позволить себе журналы, нужные им для работы (так, журнал «Вопросы философии» обойдется в год в тысячу с лишним рублей, средняя же зарплата преподавателя вуза с кандидатской степенью — 2, 5 — 3 тысячи).

Остается лишь радио и, особенно, телевидение. ТВ самое дешевое и «самое народное» СМИ в наши дни. Однако, тут же следует заметить, что ввиду того, что ТВ не приносит никакой прибыли и не может быть самоокупаемым, оно является и самым зависимым СМИ — или от крупных финансово-экономических групп или от государства. А постсоветское ТВ, даже по оценкам западных экспертов, вообще-то снисходительных к нашей «молодой демократии», крайне одиозно и монологично. В западных странах, например, законодательство гарантирует эфирное время на ТВ всем парламентским партиям, пропорционально величине их фракций. В нашем случае это означает, что 30% эфирного времени, отведенного под политические передачи на российских государственных каналах, должно быть отдано лево-патриотической оппозиции, 7% — партии «Яблоко» и т.д. Причем, речь идет о возможности самим партийным лидерам с экрана рассказывать о позиции своей партии, а не об ироничных комментариях господина Сванидзе на фоне видеоряда с Зюгановым или Явлинским. А то хорошенькая получается «демократия»: тот же господин Сванидзе, на мои собственные деньги — российского избирателя и налогоплательщика поносит и искажает взгляды партии, за которую я голосую! Я уже не говорю о том, что за те издевательства, которым Доренко подвергал Лужкова, или Киселев и Леонтьев — коммунистов, на Западе они точно бы угодили под суд, и штрафом бы, поверьте, не отделались. Наше же ТВ ежедневно чернит и поливает грязью крупнейшие парламентские партии и их лидеров — и ничего! Неудивительно, что после таких отзывов об оппозиции многие телезрители не читают оппозиционных газет — в итоге они остаются ограниченными лишь либеральными точками зрения на все вопросы текущей политики, скажем, судят о заявлениях Зюганова по выдернутым и обрубленным цитатам и комментариям его противников. Такая вот получается свобода слова у наших демократов, прямо по принципу: мы Солженицына не читали, но все равно осуждаем!

А после истории с киселевским НТВ и ТВ-6 говорить о свободе телевидения в России стало вообще не то, чтобы смешно, а просто таки неприлично. Итак, что же получается: на 12 году постсоветского житья-бытья, при правительстве, которое клянется и божится в верности демократическим идеалам, мы имеем совершенно послушное, управляемое ТВ, мизерные тиражи газет и журналов, представляющих позицию, противоположную официальной, и обнищавший народ, которому не на что эти газеты покупать и выписывать. И нам после этого говорят, что зато сейчас свобода слова, которой не было «при Советах». Давайте сравним нынешнюю ситуацию в сфере свободы слова с той, что была в СССР периода перестройки (кстати, почему-то, когда начинают сравнивать с СССР всегда берут сталинские времена, хотя в советской истории были и длительные периоды демократизации — ленинский НЭП, хрущевская оттепель, горбачевская перестройка). Тогда газеты и журналы были общедоступны — тиражи их превышали миллион экземпляров, цены на них были смехотворно малы, лимиты были уже сняты, более того, и в газетах, и на ТВ присутствовали разные точки зрения, для осуждения спорных вопросов приглашались специалисты-ученые, а не артисты-геи, как сейчас, дискуссия была настоящей, а не срежисированной руководителем ток-шоу. Так, стоило ли разрушать Советский Союз с его уже сформировавшимися демократическими традициями, чтобы получить по всем каналам Президента в разных ракурсах и бешеную травлю оппозиции? При СССР хоть свобода слова становилась реальностью при должной политической воле руководства, при нынешней власти ей препятствует сама экономическая ситуация — падение благосостояния народа и позиция олигархов, стоящих за спиной властей.

А дальше ведь будет еще хуже. После реформы ЖКХ и энергосистем, проведенных по лекалам радикал-либералов, рядовой гражданин в замерзающем доме еще подумает, что включить в сеть: электрообогреватель или телевизор. Тем более, если идут веерные отключения и электричество дается лишь 6 часов в сутки. Какая уж тут свобода слова… Пожалуй, единственная политическая сила, которая выступает сейчас за сохранение и расширение у нас свободы слова — это лево-патриотическая оппозиция. Никто кроме нее не стремится остановить чубайсовски-грефовские реформы, которые поставят крест на доступности СМИ, равно как и на нормальной жизни большинства граждан. Никто кроме нее не требует столь всесторонней демократизации ТВ с возможностью присутствовать на телеэкране всем политическим силам. Что ж, если Вы не хотите читать лишь бесплатные рекламные листки и смотреть по телевизору лишь программу «Черна как ночь душа Чубайса» — голосуйте за оппозицию!