head
Филология
Philologia
Главная · Карта. Поиск · Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» · Поэтика Аристотеля · Personalia ·
· Семинар «Третье литературоведение» · «Диалог. Карнавал. Хронотоп» · Филологическая библиотека · Евразийские первоисточники ·
· «Назировский архив» · Лента филологических новостей · Аккадизатор · Транслитер · TeX · О слове «Невменандр» ·
Филология. Лингвистика. Литературоведение
К странице Рустема Вахитова

Рустем Вахитов — Памяти Артура Медведева

2  сентября 2009 года в Москве на 41  году жизни от последствий инсульта скончался Артур Медведев.

Эта страшная новость стала ударом не только для всех тех, кто лично или виртуально через Интернет знал этого удивительного человека. Это удар и для всего российского традиционализма, для всей современной российской религиозно-консервативной интеллигенции. Удар, от которого она окончательно, видимо, никогда не оправится…

Артур Медведев был создателем и бессменным руководителем традиционалистско-метафизического, культурологического альманаха «Волшебная Гора» (выпускается с 1993 года, вышло 14 номеров), Интернет-проекта «Философская газета» (выходила с 2000 по 2003 г.г.) и в последние годы — директор издательства «Волшебная Гора», которое специализировалось на выпуске элитарной, противоположной «духу века сего» литературы, а также журнала православно-исламского диалога «Камень веры» (успел выйти лишь первый номер). На страницах альманаха и в издательстве печатались западные традиционалисты и ориенталисты (Рене Генон, Анри Корбен, Титус Буркхард, Гвидо де Джорджио), российские мыслители традиционалистской и консервативной ориентации (Евгений Головин, Гейдар Джемаль, Али Тургиев, Азер Алиев, Роман Багдасаров, Вадим Штепа, Глеб Бутузов, Вадим Кожинов, Владимир Карпец, Михаил Ремезов, Виталий Аверьянов, Андрей Окара), тексты христианских, индуистских и мусульманских богословов, мистиков и гностиков (Григорий Палама, Несторий, Кумарасвами, Шихаб-аб-дин-Сухроварди). Артур и сам был оригинальным и глубоким философом и публицистом и вряд ли кто-нибудь, интересующийся российским традиционализмом конца ХХ — начала XXI в.в., сможет пройти мимо его работ «Письма об отечественном традиционализме (Юрий Темников-Артур Медведев)», «Воскрешение мертвецов», «Имперское мышление и традиционная мистика в современной России». А его эпистолярное наследие — огромное множество электронных писем, которые он писал самым разным творческим людям, и в которых он часто затрагивал метафизические материи и высказывал немало поразительных мыслей, а также его высказывания в ЖЖ (где его ник — grenzlos), многие из которых — практически законченные статьи — все это может составить целую книгу.

Но прежде всего Артур был создателем уникального интеллектуального пространства, в котором ему удалось объединить культовые фигуры позднесоветского и постсоветского «мистического подполья», академических философов, культурологов, историков — исследователей Традиции в различных ее религиозных формах, политических мыслителей консерваторов, художников, поэтов, музыкантов, склонных к эзотерическим духовным исканиям (в своем слове на смерть Артура Гейдар Джемаль, с которым, кстати, Артура связывали и творческое сотрудничество и теплые личные отношения, назвал его «продюсером российского традиционализма» — по-моему, несколько неуклюже по форме, но точно по сути). На страницах его изданий — бумажных и виртуальных обсуждались самые разные проблемы — от структуры бытия, христологических споров эпохи патристики и тайных шиитских учений о  Граале до сакральной сути царской власти и духовного предназначения традиционной империи, но это не было сектантским междусобойчиком и оторванным от жизни мудрствованием. Артур стремился подбирать материалы так, чтоб традиционалистские рассуждения «имели выход» на современность, поэтому и в ВГ и ФГ трактаты древних богословов соседствовали, например, с метафизическим анализом трилогии братьев Вачовски «Матрица». Артур избегал чистой политики и справедливо считал, что полное погружение в нее лишает духовных перспектив и отдает душу в плен опасным страстям, но свое политическое кредо у него было — это религиозно фундированный державный патриотизм. Это не значит, что в его изданиях печатались только его полные единомышленники, Артур с уважением относился к праву оппонента на иное мнение, но откровенно модернистские авторы там тоже отсутствовали. С самого начала, еще в 1990-х годах Артур решил, что хочет выпускать журнал не либеральный и не социалистический, а предлагающий нечто третье — альтернативу этим двум внешне противоположным, а внутренне восходящим к одному корню безбожным идеологиям. Этой альтернативой для него стал традиционализм.

Своеобразную точку опоры Артур нашел в метафизике «мэтра тридиционализма» Рене Генона — французского мыслителя-метафизика, ставшего каирским суфием Абдуль-Вахидом-ибн-Яхья, но не переставшим влиять на интеллектуальную элиту Европы своими трудами о мире Традиции и об аномальном современном «царстве количества» — подчеркнуто объективными и аналитично-суховатыми, вскрывающими внутреннюю архитектонику Традиции и  обращенными не только к мусульманам, но и к западным и восточным христианам. Генон был одним из последовательных сторонников концепции «нового средневековья» и верил, что Запад может свернуть с пути модернизма и материализма и вернуться к своим истокам — величественной христианской цивилизации, которую оболгали, уничижительно назвав «средними веками». Генон утверждал, что сущностное противостояние Востока и  Запада — удел нового, модернистского времени, а между христианским Западом и Востоком было гораздо больше общего, они принадлежали к цивилизациям одного типа. Артур Медведев был непосредственным учеником поэта Юрия Стефанова — переводчика Рене Генона на русский язык и одного из тончайших его ценителей и толкователей. Многолетнее тесное общение со Стефановым дало Артуру духовный опыт, без которого, вероятно, «Волшебная гора» не возникла бы. Но Артур не был ортодоксальным генонистом (по этому поводу у него была интересная полемика с последователем Генона из Нью-Йорка Юрием Темниковым). Традиционализм он понимал как возрождение сакрального знания, от которого современный мир отказался в погоне за идолами прогресса и преуспеяния. Он мечтал о том, чтоб в России возникали духовные центры представителей разных традиционных религий (прежде всего, православия и ислама) для общего противостояния антитрадиционной западной, американской экспансии. Одним из таких центров должна была стать и стала «Волшебная Гора» — не только как уникальный альманах, но и как виртуальный (а для московских участников проекта и реальный) традиционалистско-консервативный семинар.

Артур был глубоко верующим православным христианином (в крещении он принял имя Арсений), но он был убежден, что борьбе с духом века сего христианство и ислам — по одну сторону баррикад. Артур много сделал для того, чтоб ислам перестал восприниматься как ритуально-этнографический феномен, для духовного объединения не только христианской, но и мусульманской интеллигенции Москвы и России, для ознакомления и той, и другой с великими достижениями мусульманской традиции. В «Волшебной Горе» регулярно печатались тексты западных ориенталистов — глубоких знатоков исламской культуры, прежде всего, А. Корбена, книга которого — «Свет славы и святой Грааль» — о шиитской мистике Грааля и вообще о персидском мистицизме вышла первой в издательстве «Волшебная гора». В «Волшебной горе» сотрудничали и суннитские авторы, в частности, один из глубочайших знатоков суфизма и суфийского наследия Генона Али Тургиев.

Артур с глубоким уважением относился к идеям иранской исламской революции и считал Исламскую республику Иран одной и последних цитаделей традиционности в мире, где побеждает американская бездуховность (хотя это не мешало ему смотреть на современный Иран объективно и видеть в нем не одни только достоинства). У него были дружественные связи с кругами иранских богословов и  философов, переросшие в плодотворное сотрудничество.

В конце жизни Артур осуществил давнюю свою мечту — журнал православно-исламского диалога или, как его называл, «журнал эсхатологической перспективы» «Камень веры». Конечно, это не было какой-либо попыткой «авраамического суперэкуменизма» — сии абсурдные действия к лицу разве что либералам с их наклонностями к всесмешению. Журнал был площадкой, где православные и исламские богословы, ученые и публицисты могли бы высказать точки зрения православной и мусульманской общественности, попытаться найти точки соприкосновения по социально-политическим вопросам (безусловно, сохраняя незыблемыми доктринальные и догматические разногласия), а также просто выслушать друг друга, так как возможно, чужой духовно-мистический опыт способен натолкнуть на плодотворные поиски в рамках своей традиции. Кстати, Артур сам, будучи воцерковленным православным христианином, всегда был открыт для диалога с другими духовными точками зрения, зачастую еретическими с позиций церкви. Среди его недоброжелателей на страницах Интернета часто раздавались гневные, ультраортодоксальные обвинения — почему «Волшебная гора» — альманах, редактор которого православный, публикует еретика Нестория, верооступника Генона, иноверческих мистиков… Артур однажды сказал по этому поводу, что для него церковь — не армия с генералами и солдатами, которые должны бездумно исполнять приказы, а живой организм с присущими ему неизбежными противоречиями и что если стараться быть, так сказать, более ортодоксальными, чем сам патриарх, то тогда нужно запретить книги и Владимира Соловьева, и Сергия Булгакова, ведь и  их постоянно — и между прочим, небезосновательно — обвиняли в отступлении от ортодоксии. Артур говорил: лично я могу быть и не согласен с тем, что пишет тот или иной сомнительный с точки зрения ортодоксии автор, но дать ему высказаться необходимо. Для чего-то же Бог его предназначил и может он, пусть в искаженном виде, пытается выполнить Божественное предназначение…

Помимо всего этого, Артур был скромным, очень интеллигентным и чутким, доброжелательным человеком, прекрасным другом, а также любящим мужем и отцом. Мне посчастливилось знать его лично. Нас заочно познакомил где-то около 2000 года мой московский друг — политолог и культуролог Андрей Окара. Между нами завязалась электронная переписка и скоро от сугубо деловых вопросов мы перешли к вопросам метафизическим, а  затем и просто к человеческому общению. В 2003 году, когда я с женой был в Москве, мы встретились лично и подружились семьями. У него прекрасная жена — известный аналитик и публицист Мария Мамыко — его соратник и помощник во всех традиционалистских проектах. С тех пор были многочисленные встречи, письма. Артур не только подталкивал меня к написанию различных текстов, не только поддерживал в Интернет-полемике, не только печатал, он живо интересовался моими личными, семейными проблемами, старался помочь, насколько это возможно. Кроме того, именно благодаря ему, я знал о новейших выставках, журналах, книгах, обо всем, что происходит в московской интеллектуальной «околоконсервативной тусовке». Он совершено бесплатно высылал мне книги, причем, не только своего издательства. До сих пор у меня на полке стоят подарки Артура: Генон «Символизм креста», Эвола «Оседлать тигра», Корбен «Свет славы и святой Грааль». Он даже высылал по Интернету переводы книг и статей, которые еще нигде не вышли и ему самому только что пришли от переводчиков, так я ознакомился с «Множественными состояниями бытия» Генона и с «Историей исламской философии» Корбена. Насколько я понимаю, такое чуткое дружественное отношение к «своим» авторам у него было правилом и распространялось не только на меня.

Артур отошел в вечность, а мы, оставшиеся здесь, на земле, будем хранить о нем светлую и благодарную память