Борис Орехов — Предисловие к Назировскому сборнику
head
Филология
Philologia
Главная · Карта. Поиск · Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» · Поэтика Аристотеля · Personalia ·
· Семинар «Третье литературоведение» · «Диалог. Карнавал. Хронотоп» · Филологическая библиотека · Евразийские первоисточники ·
· «Назировский архив» · Лента филологических новостей · Аккадизатор · Транслитер · TeX · О слове «Невменандр» ·
Филология. Лингвистика. Литературоведение

Борис Орехов — Предисловие к Назировскому сборнику

Орехов, Б. В. Предисловие [Текст] / Б. В. Орехов // Назировский сборник: исследования и материалы / под ред. С. С. Шаулова. — Уфа: Издательство БГПУ, 2011. — С. 4—7.

4


Профессор Ромэн Гафанович Назиров (1934—2004) проработал в Башкирском государственном университете почти сорок лет. Он был принят в штат кафедры русской литературы и фольклора в 1966 году ассистентом, а оставил её профессором и заведующим в 2004.

За это время он опубликовал несколько десятков авторитетных трудов по истории русской литературы XIX века (главным образом посвящённых творчеству Ф. М. Достоевского), а также статьи, об истории мотивов, регулярно выходившие в университетском сборнике «Фольклор народов РСФСР». Всем студентам и коллегам была известна энциклопедическая начитанность Р. Г. Назирова, но всё же считалось, что, главным образом, тематикой его печатных трудов ограничивается его область научных интересов.

Сейчас нам доступен архив учёного, рукописи, созданные им в течение его многолетних литературоведческих занятий, и благодаря этому мы знаем, что создано Р. Г. Назировым гораздо больше, чем напечатано. В силу различных обстоятельств (как психологических, так и социально-исторических), неопубликованными остались целые статьи и даже монографии.

Настоящий сборник является звеном, как мы надеемся, в длинной, тянущейся в будущее, цепи архивных публикаций работ учёного и попыток осмыслить его наследие. По своему жанру для уфимской филологической среды эта книга абсолютно уникальна. Разумеется, до сих пор выходили и фестшрифты1, и книги избранных статей заслуженных учёных2. Но не было такой книги, чтобы в ней оказались представлены только тексты главной персоны и исследования его научного творчества. Да и вообще подобного из филологов удостаивались очень немногие. Разве что Бахтин. Но эта уникальность — заслуга не авторов и составителей книги, она проистекает из уникальности самой центрообразующей фигуры — Р. Г. Назирова.


* * *

Расцвет научного творчества Р. Г. Назирова начинается с 1970-х годов. К этому времени он уже работает в Башкирском государственном университете, но, по всей видимости, находится перед выбором между профессией учёного и призванием писателя. Судя по характеру почерка и качеству бумаги и чернил находящихся в архиве рукописей, а также по свидетельству современников, Р. Г. Назиров оставляет художественные

5


опыты к началу 1970-х годов и посвящает себя филологии. Сохранившиеся в архиве повести и романы будущего выдающегося учёного, как теперь понятно, отнимали у него много сил и времени: в течение 1960-х годов Р. Г. Назиров опубликовал всего три научные статьи. Зато к началу 1970-х годов относится целый ряд больших новаторских исследований. Не исключено, что тогда же происходит идеологический переворот, обусловивший трансформацию научного метода, который сам Р. Г. Назиров характеризовал как «структуралистский».

Особенностью подхода к знаниям у Р. Г. Назирова можно считать системность и детальность. Способ разобраться в каком-то предмете, как это видно по рукописям, для учёного был один и тот же: он кропотливо собирал и обрабатывал относящиеся к делу сведения, затем систематизировал их и создавал развёрнутый конспект, иногда доведённый до формы законченного учебного пособия. Такие «учебные пособия» в архиве посвящены истории Польши, Турции, буддизма, югу Франции и т.д. Такие экскурсы «для внутреннего пользования» помогали ему точнее представлять событийный фон литературы, его главного интереса. Широта и детализированность знаний обусловила некоторые блестящие прозрения в сфере установления прототипов некоторых персонажей Достоевского и Гоголя.

Из такого подхода естественным образом проистекает формат энциклопедии. Действительно, Р. Г. Назиров много лет работал над впечатляющим по охвату материала трудом — «Энциклопедией литературоведения и смежных наук», в которую оказались включены все необходимые для филологической работы темы — от определения жанров до повлиявших на литературный процесс философских концепций. Труды такого масштаба создаются обычно целыми научными коллективами. Назиров создал свою энциклопедию собственными силами и, вероятнее всего, для личного пользования.

Уже для печати подготовлена им «краткая версия» энциклопедии — «Словарь литературных героев». Однако при жизни учёного из-за разных издательских неурядиц эта книга так и не вышла, хотя, как это видно по аналогичным разработкам, могла бы иметь коммерческий успех.

В литературоведении объектом его интереса были повествовательные тексты. Основа нарратива — сюжет — рассматривался Р. Г. Назировым в историческом аспекте. Не случайно ещё при жизни учёного вышли из печати его многочисленные работы, посвящённые истории мотивов. Как оказалось, вышли далеко не все статьи и более того, в конечном счёте замысел был гораздо масштабнее и предполагал включение статей в большую монографию, которая должна была называться «Превращения сюжетов» (возможно, что ранний вариант названия был другим — «Преодоление смерти»). План книги менялся и сохранилось несколько черновиков, в которых имеется набросок будущей структуры. К

6


сожалению, не все пункты плана были осуществлены, но общий характер будущего труда угадывается: в хронологическом порядке возникновения (от античности до Нового времени) во всей полноте взаимосвязей и художественных реализаций Р. Г. Назиров рассматривает ключевые для культуры сюжеты.

Во второй половине 1970-х и в начале 1980-х история фабул стала главной темой Р. Г. Назирова. Он пишет докторскую диссертацию «Традиции Пушкина и Гоголя в русской прозе. Сравнительная история фабул». Работа имела сложную судьбу: она была готова уже к началу 1980-х, но защитить её удалось только к 1995 году, а полный текст до сих пор не опубликован. В черновиках Назиров неоднократно называет этот труд своим главным исследованием.

Наряду с этим значительный интерес представляют уже упомянутые выше исследования Р. Г. Назирова о прототипах литературных героев. С. 70-х годов прошлого века известны работы о прототипах романов «Идиот» и «Бесы», но только сейчас стало известно, что Р. Г. Назиров мог добавить к ним и законченные исследования о ростовщике из повести Гоголя «Портрет» и о Раскольникове.

Историческая связь события и сюжета для Назирова была реализована в механизме мифа. Именно мифу посвящена сохранившаяся в рукописи большая монография учёного. Извлечения из неё позже вошли в статью «Генезис и пути развития мифологических сюжетов» (1995), но полный текст книги так и не был опубликован. Исследованию этой проблемы посвящена и одна из статей настоящего сборника.

Большое место в размышлениях Р. Г. Назирова занимали вопросы литературоведческой методологии. Он неоднократно дискутировал на эту тему в переписке с коллегами, составлял, по своему обыкновению, конспективные «учебные пособия», одно из которых посвящено истории русского формализма (впервые публикуется в настоящем издании). Ещё в 1960-х годах Р. Г. Назиров попытался оценить роль фрейдистской методологии в филологической науке, но и этот доклад остался ненапечатанным.

Таковы наиболее крупные работы Р. Г. Назирова, сохранившиеся в его архиве. Там же обнаруживаются их многочисленные «спутники» — существующие в виде кратких или развёрнутых заметок — замыслы, каждый из которых без преувеличения можно считать научным прозрением. Несмотря на то, что часть этих текстов была создана не одно десятилетие назад, их никак нельзя счесть устаревшими. Очевидно, что их следует ввести в научный оборот. Следующим же этапом должно стать понимание их места в истории русской литературоведческой науки. Первые подступы к этой непростой задаче содержатся в этой книге в статьях М. С. Рыбиной и С. С. Шаулова. Как уже было сказано, литературное творчество, по крайней мере, на ранних этапах эволюции,

7


играло для Р. Г. Назирова крайне важную роль. Этой стороне личности учёного посвящена статья Б. В. Орехова.

Таким образом, книга при уже заявленной уникальности имеет вполне традиционную структуру и делится на разделы исследований и материалов, а завершается библиографией посмертных публикаций Р. Г. Назирова, дополняющей уже изданные библиографические перечни научных публикаций и газетных статей учёного3.

1 См., например, сборник, посвящённый памяти Ю. П. Чумаковой «Слово в его истории и функционировании» (Уфа, 2003) или юбилею З. П. Здобновой «Народное слово в науке» (Уфа, 2006).

2 См., например, Гарипов Т. М. Baškirica. Моносборник избранных работ по башкироведению и тюркологии. Уфа, 2004.

3 См.: Диалог. Карнавал. Хронотоп. 2009. № 2. С. 162—170 и Назиров Р. Г. Избранные газетные рецензии. Уфа, 2011. С. 74—78.