Борис Орехов — Василь Ханнанов. Инфанты : памяти Наиля Латфуллина
head
Филология
Philologia
Главная · Карта. Поиск · Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» · Поэтика Аристотеля · Personalia ·
· Семинар «Третье литературоведение» · «Диалог. Карнавал. Хронотоп» · Филологическая библиотека · Евразийские первоисточники ·
· «Назировский архив» · Лента филологических новостей · Аккадизатор · Транслитер · TeX · О слове «Невменандр» ·
Филология. Лингвистика. Литературоведение

Борис Орехов — Василь Ханнанов. Инфанты : памяти Наиля Латфуллина

Опубликовано в журнале «Искусство» (2008, №2)

110


Нынешнюю серию оммажей Наилю Латфуллину спровоцировали две работы мастера на тему Веласкеса. Первая — «Инфанта», причём «чингизхановец» Латфуллин создавал образ, отталкиваясь от портретов инфанты Маргариты Веласкеса, уходя, в своей обычной манере, настолько далеко, что сама человеческая фигура пропадает с холста, оставляя в вороте платья зияющую пустоту. Вторая картина — реплика первой с добавлением экспрессивных потёков краски, очень напоминающих основной приём в работе «По мотивам „Портрета папы Иннокентия Пия X“ Веласкеса» Френсиса Бэкона.

Привыкший работать сериями, Ханнанов пишет двенадцать инфант в смешанной технике, резюмируя практически весь свой арсенал, но конструктивным приёмом избирая особенно полюбившуюся художнику в последние годы зафиксированную на холсте ткань. Женские платья разного размера, цвета, но почти все вышедшие из моды больше двадцати лет назад, вызывают ассоциации с уютным советским бытом. Лица на полотнах тоже отсутствуют, но жутковатый эффект латфуллинских картин пропадает. Особенно трогательно при этом смотрятся выглядывающие из-под платьев ножки как бы существующих «инфант». Фон-обрамление платьев — от постимпрессионистской условности («Земляничная поляна») до примитива («Городская в розовом») — неизменно выдаёт лёгкую ностальгию по советскому времени. Можно сказать, что Ханнанов ближе даже к степенному аристократичному Веласкесу, чем к нервному и растрёпанному Латфуллину.