Михаил Назаренко — Опыт классификации фантастических жанров
head
Филология
Philologia
Главная · Карта. Поиск · Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» · Поэтика Аристотеля · Personalia ·
· Семинар «Третье литературоведение» · «Диалог. Карнавал. Хронотоп» · Филологическая библиотека · Евразийские первоисточники ·
· «Назировский архив» · Лента филологических новостей · Аккадизатор · Транслитер · TeX · О слове «Невменандр» ·
Филология. Лингвистика. Литературоведение
Михаил Назаренко

Михаил Назаренко — Опыт классификации фантастических жанров


Мы исходим из определения фантастики, данного А. и Б.Стругацкими: фантастика есть описание мира, в которое вводится элемент чудесного (необычайного, крайне маловероятного. Примерами «чудесного» могут быть и несуществующая в наше время техника, и магия, и возможные (но не осуществившиеся) повороты истории, и многое другое. Необычайное и маловероятное встречаются и в «реалистической» приключенческой литературе,1 но там они рассматриваются как ВОЗМОЖНОЕ, хотя и экзотическое, т.е. реально существующее.

Наша классификация основана на различении ВИДОВ чудесного: ведь в каждом фантастическом тексте «невозможности» так или иначе объясняются или автор декларирует отказ от всяких объяснений.

Фантастическое при этом рассматривается как литературный прием, который существует в тексте объективно. Противопоставления типа «это не фантастика, а социальный памфлет», по нашему мнению, неправомерны, поскольку фантастика — это форма, а памфлет — содержание.

I. Пограничная зона

II. «Чистая» фантастика

III. Религиозная фантастика

IV. Мистика

V. Альтернативная история

VI. Научная фантастика

VII. Фэнтези

VIII. Научная фэнтези

I. ПОГРАНИЧНАЯ ЗОНА

(между фантастикой и реализмом).

Включает тексты, жанровую принадлежность которых установить затруднительно:

— «сумеречная» фантастика, в которой невозможно определить, имело ли место фантастическое происшествие (почти вся фантастика европейского романтизма, напр., «Песочный человек» Э. Т. А.Гофмана, «Привидение» В.Одоевского. См. «Введение в фантастическую литературу» Ц.Тодорова);

— литература абсурда;

— тексты с минимумом фантастики («Октябрьский свет» Дж.Гарднера — реалистический текст, в финале которого появляется НЛО. В «Прозрачных вещах» В.Набокова повествование ведется от коллективного «мы» бессмертных душ);

— галлюцинаторная фантастика: «чудесное» заключено в сознании героя (дилогия Л.Кэрролла об Алисе, «Чапаев и Пустота» В.Пелевина; элементы — у Ф.Дика, в «Ночи иллюзий» К.Лаумера, «Глазе Кота» Р.Желязны. «Иван Васильевич» М.Булгакова — НФ внутри сна героя);

— произведения «мифологического реализма», в которых фантастика не является конститутивным элементом мироздания или вообще не расценивается как фантастика («Концерт барокко» А.Карпентьера: действие начинается в XVIII в. и незаметно переходит в XX-й; «Парфюмер» П.Зюскинда; «Эфиоп» Б.Штерна; «Сто лет одиночества» Г.Гарсиа Маркеса). Этот раздел можно рассматривать и в рамках «чистой» фантастики

II. «ЧИСТАЯ» ФАНТАСТИКА.

1. Элемент чудесного нельзя объяснить ни волшебством, ни наукой, он существует в изображаемом мире — и этого довольно. Фантастика проявляется едва ли не как закон природы. Но если фантастический элемент осмысляется героями и автором как неизвестный закон природы, мы имеем дело с НФ («За миллиард лет до конца света» А. и Б.Стругацких).

2. Примеры: «Дверь в стене» Г.Уэллса, «Горменгаст» М.Пика, «Расследование» С.Лема, «Хромая судьба» и, вероятно, «Град обреченный» А. и Б.Стругацких, «Пещера» М. и С.Дяченко. К.Рансмайр в романе «Последний мир» совмещает I и ХХ века, но более стройно и последовательно, чем это делает Карпентьер (см. выше), к тому же все герои книги — персонажи Овидия, и в основном — фантастических «Метаморфоз». Поэтому когда герои начинают превращаться в животных или птиц, это воспринимается как нечто вполне естественное и нормальное.

3. Обращаем внимание на два основных подтипа: действие может происходить в нашем мире или в другом, вне пространственно-временных конкретизаций.

III. РЕЛИГИОЗНАЯ ФАНТАСТИКА.

1. Чудесное объясняется вмешательством божественных или демонических сил, принадлежащих той религии, которую исповедуют потенциальные читатели текста (религии, присущей данной культуре). В том случае, когда боги и демоны относятся к какой-либо иной религиозно-мифологической системе, мы имеем дело с фэнтези.

2. Примеры: «Видение Страшного суда» Г.Уэллса, «Чудо святого Антония» М.Метерлинка, «Мастер и Маргарита» М.Булгакова, «Расторжение брака» К. С. Льюиса, «Хапуга Мартин» У.Голдинга, «Изгоняющий дьявола» У. Блэтти, «Пасынки восьмой заповеди» Г. Л. Олди.

3. Не путать с НФ на религиозную тему («Звезда» А.Кларка, «Поиски святого Аквина» Э.Бучера).

4. Класс религиозной фантастики может пересекаться с «мифологическим реализмом» («Хазарский словарь» М.Павича), НФ («Космическая трилогия» К. С. Льюиса, «Человек» Р.Брэдбери, «Три стигмата Палмера Элдрича» Ф.Дика), фэнтези («Сильмариллион» Дж.Р. Р. Толкина, «Хроники Нарнии» К. С. Льюиса), альтернативной историей («Холодные берега» С.Лукьяненко). «Сказание о мастере Элвине» О. С. Карда совмещает религиозную фантастику, альтернативную историю и фэнтези.

IV. МИСТИКА.

Близка к религиозной и «чистой» фантастике, но здесь чудесное осмысляется как сверхъестественное, которое не имеет отношения к религии. Это произведения о духах, или призраках («Кентервильское привидение» О.Уайльда, «Игрок в крокет» Г.Уэллса и мн. др.), о Древних расах (Г.Лавкрафт и его эпигоны, «Посмотри в глаза чудовищ» А.Лазарчука и М.Успенского), о разнообразной немифологической нечисти («Темная половина» и др. романы С.Кинга).

V. АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ.

1. Как правило, единственный элемент чудесного — историческое допущение: если бы в какой-то ключевой момент («точка бифуркации») история пошла по-другому пути, то… Результатом может быть победа Германии во Второй мировой («Человек в Высоком Замке» Ф.Дика, «Иное небо» А.Лазарчука), уничтожение начавшейся Реформации («Павана» К.Робертса, «Изменение» К.Эмиса), «отмена» Американской революции («Сказание о мастере Элвине» О. С. Карда), завоевание Америки Россией («Ада» В.Набокова — действие происходит на планете Антитерра).

2. Сам момент, когда произошло изменение, обычно не изображается, но упоминается. Почти исключение: в романе У.Мура «Дарю вам праздник» описана история США после победы Юга в гражданской войне; герой, отправившись на машине времени в прошлое, невольно помогает северянам победить при Геттисберге.

3. Время действия альтернативной истории чаще всего совпадает со временем написания текста (Дик), реже относится к прошлому (Кард) или будущему (Робертс). В «Паване» после ядерной войны и гибели человечества история «пошла по второму кругу», включая пришествие Христа, но на этот раз королева Елизавета была убита и Реформация подавлена.

4. Писатели предпочитают ограничиваться изображением только одного возможного варианта развития, но, к примеру, Дик описывает три вероятностных мира (причем наш — не основной, не «истинный»).

5. Иногда становится возможным проникновение из одного мира в другой (Дик, «Миссионеры» Е. и Л.Лукиных).

6. Поскольку основным приемом альтернативной истории является экстраполяция, ее часто причисляют к НФ (см., напр., составленный Д.Принглом список ста лучших англоязычных НФ-романов, куда входят книги Мура, Дика, Робертса и Эмиса).

7. Альтернативная история может пересекаться с фэнтези (Робертс, "Операция «Хаос» П.Андерсона) и религиозной фантастикой (см. выше).

VI. НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА.

1. Чудесное получает научное или квазинаучное объяснение, включая экстраполяцию тенденций развития науки, техники и социума. Отсюда следует, что любое произведение, действие которого происходит в будущем, есть НФ («Приглашение на казнь» В.Набокова — с примесью «чистой» фантастики; «Игра в бисер» Г.Гессе; «1984» Дж.Оруэлла). См. также разделы VII.2 и VIII — о научной фэнтези.

2. Часто НФ отождествляют с «технической фантастикой», которая является не более чем подразделом НФ («Свидание с Рамой» А.Кларка). Мы говорим о возможности «квазинаучного объяснения», поскольку достоверные и собственно научные обоснования встречаются в НФ довольно редко. Даже классические романы Ж.Верна («Из пушки на Луну») и Г.Уэллса («Машина Времени», «Остров доктора Моро», «Человек-невидимка», «Война миров») были неверны с научной точки зрения, и авторы это прекрасно понимали. Правдоподобие в НФ всегда важнее научной правды.

3. Произведение становится НФ, если в нем есть хотя бы один, но сюжетообразующий НФ-элемент («Собачье сердце» М.Булгакова жанрово однородно с «Островом доктора Моро» Г.Уэллса; «Повелитель мух» У.Голдинга — НФ с примесью мистики/религиозной фантастики).

4. В зависимости от того, с какими целями используется фантастический прием, НФ делится на техническую, социальную, философскую, психологическую, юмористическую, приключенческую и т.п.

VII. ФЭНТЕЗИ.

1. Фэнтези — жанр фантастики, направленный на (детальное) изображение мира, более или менее независимого от нашего, в котором действует система волшебства.

2. Мир фэнтези или вообще никак не связан с нашей вселенной («Волшебник Земноморья» У.Ле Гуин, «Многорукий бог далайна» С.Логинова), или является по отношению к нему параллельным/дивергентным и т.п. (особый случай — «Хроники Амбера» Р.Желязны). Этот мир может находиться в незапамятном прошлом (произведения Р.Говарда о Конане и Дж.Р. Р. Толкина о Средиземье), в более-менее условном историческом прошлом («Герой должен быть один» Г. Л. Олди, цикл М.Стюарт о Мерлине, «Томас-рифмач» Э.Кашнер), в настоящем («Мистер Скельмерсдэйл в стране фей» и «Волшебная лавка» Г.Уэллса) или в будущем («Умирающая Земля» Дж.Вэнса, «Рунный посох» М.Муркока). В последнем случае речь должна идти о «научной фэнтези» (см. ниже). В тех случаях, когда в фэнтезийном мире время замкнуто в кольцо, говорить о прошлом или будущем не имеет смысла («Колесо Времени» Р.Джордана, «Там, где нас нет» М.Успенского).

В «первобытной» фэнтези прошлых веков действие происходило, как правило, в чужедальних, заведомо вымышленных странах («Путешествия Гулливера» Дж.Свифта). В «Охоте на Снарка» Л.Кэрролла описан иллюзорный южноморский остров (тот самый, где живет Бармаглот), команда же ловцов приплывает на него из Англии. Кстати, «Снарк» — вероятно, первая книга, в которой дана карта волшебной страны («высший сорт — абсолютно пустая»).

3. Фэнтези всегда носит системный характер. Чаще всего систему образуют все элементы мироздания (знаменитый тезис Толкина о зеленом солнце), но волшебство системно всегда — другими словами, оно проявляется не как случайность, а как закономерность, подчиненная определенным законам.

4. Традиционный псевдосредневековый антураж для фэнтези не обязателен: без него обходятся «Герой…» Олди (античность), «Ведьмин век» М. и С.Дяченко (современность).

5. Спорный вопрос: относятся ли к фэнтези книги, в которых тщательно выписаны география и культура вымышленного мира, но нет волшебства? Примеры: многочисленные книги о несуществующих европейских странах («Королевское высочество» Т.Манна, «Бледное пламя» В.Набокова, «Орсинийские рассказы» У.Ле Гуин). В «Уотершипском холме» Р.Адамса читатель знакомится с языком, культурой, фольклором, мифологией английских кроликов. Мы считаем, что книга Адамса — действительно фэнтези, поскольку сам факт существования разумных кроликов можно считать волшебным, — не говоря уже о «фэнтезийной атмосфере», сущность которой определить затруднительно.

VIII. НАУЧНАЯ ФЭНТЕЗИ.

1. Гибридный жанр, в котором волшебству дается (квази-)научное объяснение. (См. эссе «Фэнтези и научная фантастика» Р.Желязны).

2. В зависимости от соотношения волшебства и науки приближается к чистой НФ («Бог света» Р.Желязны, «Заповедник гоблинов» К.Саймака) или к чистой фэнтези («Замок лорда Валентина» Р.Силверберга, «Чародей поневоле» К.Сташеффа, те фэнтезийные произведения, действие которых происходит в будущем — см. выше, VI.1 и VII.2).

3. Научную фэнтези следует отличать от НФ с мифологическим подтекстом («Творец снов» Р. Желязны). Не являются научной фэнтези и те произведения, в которых «наука» и «фэнтези» легко расчленяются (напр., герой при помощи науки попадает в фэнтезийный мир)

Далеко не все фантастические произведения возможно подвести под одну или даже несколько рубрик. Проблематичным остается вопрос об «анималистической» фантастике (героями которой являются кролики, муравьи, цыплята и т.п.). Вероятно, за пределами классификации остаются разновидности фантастики, не отмеченные нами. С другой стороны, некоторые устойчивые жанровые формы (например, готический роман) оказались разнесены по разным рубрикам. Поэтому мы надеемся на замечания и дополнения доброжелательных критиков.

1999 


1 «Реализм» здесь и далее понимается как «правдоподобное, адекватное отображение жизни». Таким образом, он охватывает не только собственно реалистические, но также и романтические, модернистские и постмодернистские тексты, в которых отсутствует элемент чудесного.