Михаил Назаренко — 45 причин, почему мне не понравился фильм «Братство Кольца»
head
Филология
Philologia
Главная · Карта. Поиск · Параллельный корпус переводов «Слова о полку Игореве» · Поэтика Аристотеля · Personalia ·
· Семинар «Третье литературоведение» · «Диалог. Карнавал. Хронотоп» · Филологическая библиотека · Евразийские первоисточники ·
· «Назировский архив» · Лента филологических новостей · Аккадизатор · Транслитер · TeX · О слове «Невменандр» ·
Филология. Лингвистика. Литературоведение
Михаил Назаренко

Михаил Назаренко — 45 причин, почему мне не понравился фильм «Братство Кольца»


Первыми, конечно, возмутились толкинисты. Беда в том, что они слишком ярко представляли себе Средиземье, и картинка, увиденная чужими глазами, не совпала (или не во всем совпала) с их собственным мироощущением.
У Барлога, видите ли, не должно быть рогов! Орки не должны лазать по стенам. Эльфийские девы не должны скакать на лошади…
Марина Дяченко

Хоть и с годичным запозданием, а я всё-таки собрал воедино основные свои претензии к режиссерской версии фильма Питера Джексона.

О чем следуют пункты.

0. Типажи и актеров не трогаю — дело вкуса. Мне категорически не понравились Элронд, Галадриэль, пещерный тролль, Балрог и Багровое Око. Саурон в полный рост напоминает оперного Мефистофеля.

1. То, что Саурона не победили в единоборстве, конечно, противоречит Толкину, но эффектно. А вот зачем он тянулся к Исильдуру? Придушить? («Тебя сразу прикончить или желаешь помучиться? — Лучше, конечно, помучиться…») И пальцы, разлетающиеся веером.

2. Бильбо находит Кольцо. Мы, конечно, знаем, что он успел и представиться Голлуму, и обменяться с ним загадками, но в фильме этого нет. Откуда тогда Голлум знает про «Шшир! Бэггинс!»?

3. У Толкина Фродо с самого начала знает, ГДЕ можно уничтожить Кольцо. Конечно, он идет сначала в Ривенделл (а не в Бри!), где надеется свою ношу сбыть кому-нибудь, но Мордор постоянно маячит на горизонте. И Сэм это знает тоже. — Так в фильме начинается навязчивая дегероизация Фродо. Зачем?

4. Саруман. В фильме он — пораженец и коллаборационист, который в конце концов решил предать и нового хозяина. Вспомните, какую аргументацию Саруман выстраивает перед Гэндальфом в книге — вовсе не предлагает банально перейти на темную сторону Силы, а пытается взять логикой (причем логикой ХХ века!). — Зачем Саруман показывает Гэндальфу палантир? Хлопающие двери, между которыми мечется Гэндальф, производят впечатление скорее комичное. Поединок — нет слов. «Уиллоу» плюс «Звездные войны» (это не комплимент!).

…И вообще, по Джексону получается, что Саруман — куда больший злодей, чем Саурон. Времени, во всяком случае, ему уделено больше. Тогда бы и назвали фильм «Властелин Ортханка».

5. Жуки и черви, которые расползаются от назгула. Явный перебор. А нужен этот перебор режиссеру потому, что назгулы (несмотря на этнографическую точность и впечатляющий крик) не страшные. Ну, почти не страшные.

6. Первое появление назгула: Фродо закатывает глаза, его рука тянется к кольцу, но Сэм ее перехватывает. На самом деле подобные эпизоды появляются у Толкина позже (Минас Моргул, склон Ородруина), но это не принципиально. Режиссеру нужно было показать, как Кольцо подчиняет себе хоббита. Понятно. Но в Хоббитании — и вплоть до Мертвецких топей — воля Фродо еще не была настолько расшатана и сломлена. Даже у Минас Моргула он, коснувшись эльфийского фиала, нашел в себе силы противостоять искушению. Увидев Черного Всадника, Фродо просто испугался и захотел спрятаться — не более и не менее.

7. Зачем Мерри и Пиппин потащились за Фродо?

8. Пеший хоббит девятерых конных назгулов стоит. Кольценосцы, конечно, воды боятся, но не настолько, чтобы не перепрыгнуть один метр на паром. Бруинен же форсировали! (Правда, там и обстоятельства особые.) Что говорить, «выставочные назгулы» © Кот Камышовый

Без номера. Бомбадила и Могильников жалко, но уж ладно. (Хотя именно в Могильниках Фродо впервые за время пути проявил волю и характер. Еще одна потеря.)

9. Сарумановы орки валят деревья, вырывая их с корнями. А потом тащат. Целиком. Не обрубая веток.

10. Заверть. Насмерть перепуганный Фродо — и ничего более. Почему он пятится за спины Мерри и Пиппина? Почему не ранит назгула своим мечом, а роняет клинок и отползает? Где «Элберет Гильтониэль»? Ведь это не просто эльфийский выкрик, а молитва, взывание к высшим силам, — что для назгулов страшнее огня и стали. Горящий назгул, у которого из-под капюшона торчит факел, — фарсовая и совершенно ненужная деталь.

11. К чему нужен эпизод «Гэндальф и бабочка»? К тому, что бабочка позвала орла? Бред.

12. Саруман производит на свет гомункулусов. Может, так оно и эффектнее, но — не верю. «Не бывает».

13. Нет, это не пересказать, это видеть надо. Как Фродо патетически икает, когда Арагорн сообщает, что хоббит переходит в мир теней!

14. Арвен подкрадывается к Следопыту, который к тому же настороже. О-хо-хо.

15. То, что девять конных назгулов не могут загнать одну конную эльфийку, — ладно. Но Фродо опять не дают возможность проявить характер. Он лежит в полуобмороке, его куда-то тащат, а кругом враги. От хоббита опять ничего не зависит. Насколько эффектнее в книге тот эпизод, когда Фродо, сам (сам!) переправившись на коне через реку, бросает вызов назгулам!

16. Арвен: «Если хотите получить его, подходите и забирайте». Ковбойский штамп. Голливудщина. Вспоминается Тэффи: «Спартанцы лаконически сказали: „Придите и возьмите“. Персы пришли и взяли».

17. Побег Гэндальфа из Ортханка. Прыжок с башни на спину орла — прямой (и глупый) плагиат из фильма «Назад в будущее-2».

18. Гэндальфу сильно хочется оставить Кольцо в Ривенделле. Мудрец, нечего сказать.

19. Подчеркнутая нелюбовь Элронда к людям. Оно, конечно, понятно, — а всё-таки совсем не Толкин… Во-первых, у Толкина эльфы с начала Второй Эпохи знают, что Средиземье принадлежит именно людям. Во-вторых, Саурону противостоит союз свободных народов Запада, уважающих друг друга, а не сборище крикунов, которые вместе лишь потому, что поодиночке не выжить.

20. Боромир бросает меч Нарсиль. Где гондорское уважение к предкам? Прав Элронд, прав!

21. Арагорн на Совете утверждает, что никто из присутствующих не сможет использовать Кольцо. Чушь! Еще как могут — тот же Арагорн, не говоря уж о Гэндальфе и Элронде. Могут, но не будут — вот в чем дело. А в фильме пропадает главный искус Кольца. Зачем оно тогда? Вещица красивая?

22. Из всех добавлений, включенных в режиссерскую версию фильма, мне не понравилось только одно. Боромир тянется к Кольцу — рано! слишком рано «подсел» на этот наркотик. Гэндальф отпугивает его, читая заклятие Кольца. Не может быть: да от звуков мордорской речи Кольцо только сильнее стало бы — и уж точно ухватило бы Боромира.

23. Пылкий Леголас призывает Боромира служить Арагорну (в контексте — он твой король, а ты кто такой?). Тут уж даже Арагорн не выдержал и вежливо предложил эльфу заткнуться. Потом Леголас опять вскакивает: «Вы слышали слова владыки Элронда?!» Тьфу ты, первый ученик, скотина такая…

24. Принципиальный момент. И Элронд, и Гэндальф постоянно повторяют, что выбора нет, а Боромир твердит — выбор, мол, есть. У Толкина всё наоборот. Гэндальф знает, что выбор есть всегда и выбирать приходится каждоминутно. А вот деятели вроде Сарумана и Боромира утверждают, что никаких альтернатив нет и быть не может. Вот поэтому-то, в частности, фильм имеет с книгой не так уж много общего.

25. Так и не сказано, чем обернется для мира уничтожение Кольца. Как Три Кольца связаны с Единым. Какую цену придется заплатить тем же эльфам. Галадриэль тоже об этом ни словом ни обмолвится. Мы видим, как эльфы уходят на Запад, — но почему уходят? Мир древний, но — нет ощущения уходящей эпохи. (А вот во втором фильме оно, слава Богу, возникает!)

26. Бардак на Совете. Конечно, влияние Кольца; конечно, впечатление производит… Но всё равно — один из самых не-толкиновских моментов.

27. Откуда Гимли взял вторую секиру после того, как расколотил первую? Запасную с собой притащил?

28. Саруман насылает снежную бурю на Карадрасе. Всякое лыко ему в строку. У Толкина путники грешат на Саурона (а вовсе не на Сарумана); впрочем, Арагорн говорит: «There are many evil and unfriendly things in the world that have little love for those that go on two legs, and yet are not in league with Sauron, but have purposes of their own».

29. Наконец Фродо дали принять решение — именно тогда, когда у Толкина он ничего не решает и решать не может. Гэндальф почему-то отказывается говорить, каким путем Братство минует горы, — и взваливает это бремя на хоббита. Ну, представьте себе, что во время Второй мировой какому-нибудь жителю Диканьки предложат отдать приказ по 1-му Украинскому фронту, где именно надлежит форсировать Эльбу!

30. Гимли — характерный гном, типичный такой. Настолько типичный, что на характер места уже не остается. Вот этот спел бы песню о Дарине? Вот этот влюбился в Галадриэль? Ой, слабо верится. Только на скрежетание зубами в морийской тьме он и способен. Да, еще может в кураже запрыгнуть на могилу Балина.

30-штрих. То же касается и Леголаса. Два сапога пара.

(Во втором фильме оба «проясняются», что хорошо.)

31. Глубинный Страж. Над ним только ленивый не издевался. Нет, но как он болтает Фродо по воздуху!.. Последовательность событий: спрут хватает хоббита за ногу — Сэм ударяет мечом — щупальце заползает в воду — ХОББИТЫ НЕ ДВИГАЮТСЯ С МЕСТА — щупальца появляются опять — и всё заверте…

32. Крайне затянут бой в Летописном Чертоге. Тролль бьет Фродо копьем в упор, а тому хоть бы хны — это тоже притча во языцех.

33. Балрог спасает Братство от орков. Неужели ни один гоблин ни одной стрелы не выпустил, чтобы прикончить врагов на расстоянии? Потом, на лестницах, лучников было видимо-невидимо… «Балрог, — говорит Гэндальф у Толкина. — А я так устал». Вот этого «А я так устал» мне в фильме не хватает. Впрочем, Маккеллен усталость играет, а не говорит о ней.

34. Прыжки по лестницам. Во-первых, странная планировка в Мории, доминошная. Как лестницы до сих пор продержались? Балрог, надо полагать, не первый раз по ним хаживает. Во-вторых, именно этот эпизод, а не поединок с Балрогом, становится кульминацией морийских сцен, что неправильно.

35. Когда Гэндальф падает в бездну, Фродо кричит «НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!» Эхо из сотен американских фильмов отвечает ему.

36. Исчезло испытание Галадриэли — когда она предлагает каждому из путников отступиться.

37. Хранители скорбят по Гэндальфу, эльфы поют, Сэм читает стих, а Гимли храпит. Свинья бесчувственная. Нет, я не о гноме, а о том, кто это придумал.

38. Зеркало Галадриэли. Сэм в него так и не заглянул (пропало еще одно испытание), Фродо увидел только трейлеры следующих серий — а не Большую Историю, частью которой оказался. Кстати, чувства Истории не было и в сцене Совета. Так же, как не будет чувства Географии на Амон-Хен.

39. Одарение Хранителей. Почему же Боромиру ничего не обломилось?..

40. Каменные Гиганты. У Толкина Арагорн, завидя их, преображается, становится истинным королем Гондора, в то время как все его спутники напуганы ревом воды. В фильме — ну, плывут, ну, смотрят…

41. Боромир уговаривает Фродо отдать Кольцо. «Уговаривает» — это сильно сказано. Просто нахрапом берет. А ведь в книге — именно убеждает, логически убеждает! Не сложилось у героев фильма с логикой, что поделать.

42. Арагорн прощается с Фродо. Сильный эпизод, но у Толкина хоббит делал выбор, не зная, правильно ли решил, а тут Арагорн благословляет уход Фродо. Опять за Бэггинса другие думают. (Да не отпустил бы Бродяжник Хранителя одного! «Ни при каких обстоятельствах. Вы меня поняли?»)

43. Последняя битва Боромира — сильнейший эпизод во всем фильме, но смерть на руках Арагорна… «Мой брат… мой король…» Майн фюрер…

44. По неким творческим причинам исчезли мордорские орки, которые утащили хоббитов вместе с сарумановыми урук-хаями. Опять все шишки на Сарумана, а Саурон только оком сверкает.

45. «Титаник». То бишь тонущий Сэм. Без комментариев. Одно скажу: Ди Каприо в аналогичной сцене еще противнее.

Вывод. Джексон практически безукоризненно снял Средиземье (ощущение ХОЧУ ТУДА очень сильное)… Средиземье — но не «Братство Кольца». А кто теперь возьмется сделать правильный фильм? И когда?..

2003